{{$root.pageTitleShort}}

«В горах челюсть падает и не возвращается»

Пять небанальных и очень живописных мест в Дагестане, куда не так-то просто добраться — но оно того стоит. Советует фотограф и охотник за дикой красотой Мурад Магомедов

Мураду Магомедову исполнилось почти пятьдесят, когда он оставил карьеру в Москве и вернулся в Дагестан. Сбылась мечта о творческой жизни — уже семь лет он занимается фотоохотой в горах и степях родной республики, а его работы публикуются в известных журналах и выигрывают фотоконкурсы.

«Фьють! — и нет меня»

Мурад считает, что сейчас занимается важным делом, а всю жизнь «занимался дуракавалянием».

— После армии устроился в фотостудию — фото на документы, реставрация. Эта работа мне быстро надоела, хотя прокормила нас с женой и детьми в Москве в голодные времена. Никто не думал тогда, что на фото документов деньги можно зарабатывать, а оказывается, там и были все деньги. Срочного фото тогда официально не было, а людям всегда нужно было побыстрее. Заниматься художественной съемкой я хотел больше всего, но бытовуха… Сейчас я разведен и дети выросли.

Еще тогда Мурад ездил в Подмосковье снимать природу, но однообразие его не цепляло. Не было того размаха, какой он внезапно для себя обнаружил в родном Дагестане. На родину фотограф приезжал каждый год — купаться в море. Во время такого пляжного отпуска он и познакомился с предпринимателем Русланом Салимагаевым — тот собирал команду для съемок в горах.

— Я родился в селе и, как местный, никакой красоты не замечал. А как приезжий увидел: у нас, оказывается, есть все. Челюсть падает — и обратно не возвращается.

Так Мурад почти оставил жизнь в Москве — там он теперь только снимает фотостудию, чтобы зарабатывать на путешествия по Дагестану.

— В любой момент ее закрываю — и фьюить! — нет меня.

Один из тысячи

— Были времена, когда думал, что самый крутой фотограф — это я. Пока не увидел нормальные фотографии нормальных фотографов, — говорит Мурад.

Он состоит в профессиональном сообществе 35Photo. Прошел отбор со второго раза.

— Постепенно коллеги там стали оценивать меня выше и выше. В каждой поездке бывает только несколько удачных снимков, хотя я снимаю чуть ли не до 1,5 тысячи за поездку. Бракую 70% сразу. Оставляю только фотографии, на которые сколько бы ни смотрел, всегда нравятся. Это вот достойный снимок.

Несмотря на то что Мурад считает, что фотографии, которой он был бы полностью доволен, у него пока не получилось, его работы уже отметили на конкурсах «Кавказ без границ» и «Моя Россия».

Село Филя

Медвежьими тропами

За рулем фотографу ездить нельзя по состоянию здоровья. Если нет спутника на машине, Мурад просто едет на автостанцию, садится на любую маршрутку, добирается до конечной и до ночи ходит, фотографирует, а потом на попутках возвращается домой. С собой всегда средства первой необходимости на случай, если попадет в неприятность. Зимой иногда маршрутки застревают — и фотограф остается на ночь в горах: договориться о ночлеге всегда можно. Или едет на попутках: в горах они всегда подбирают.

— Все спрашивают: «Не страшно? Почему ходишь один?» Я пытался кого-то брать, но все ноют: туда не ходи, сюда давай не пойдем, а я по таким местам хожу, где звери не ходят, ползаю на карачках, — объясняет он. — Пока Аллах бережет меня.

С собой всегда телефон, спички, нож, еда на день. Боится фотограф только встречи с медведем — но и она случилась.

— Это было в Чечне, повезло, место дикое, очень красивое, лет 70 никто не жил, — вспоминает Мурад. — Я пошел по медвежьему следу — он разрушал муравейники. Периферийным зрением вижу: что-то шевелится. Ветер дул не с моей стороны, и медведь меня не заметил. А у меня то ли от неожиданности, то ли от страха ноги ватные стали, я упал в траву и потихоньку уполз. А потом вспомнил, что я фотограф, пересилил себя и пополз обратно. Сделал быстро снимков десять, увлекся: медведь меня не замечает. И вот он приподнялся, посмотрел в мою сторону… И от греха подальше я решил удалиться.

Грифы-планировщики

Отдельное увлечение Мурада — фотоохота на животных. Их в Дагестане много: журавли, разнообразные цапли, грифы, в том числе и крупный — белоголовый, орлы и другие птицы, краснокнижные ящерицы, дикие коты, шакалы, волки, медведи и туры — редкая добыча фотоохотника.

— Однажды поднимался в горы и услышал такой пикирующий звук. Думал, что самолеты. Посмотрел наверх — стая грифов летит на падаль, шум, ветер, будто это планировщик. Такого зрелища можно и испугаться, и отрываться от него невозможно. С утра до вечера можно снимать. Если бы я был за рулем, я бы, наверное, не слезал с гор. Команда единомышленников с транспортом — вот чего я хочу. Моя мечта — объездить и отснять весь Дагестан.

Пять лучших фотолокаций Дагестана

— Вообще, самые топовые туристические места Дагестана очень фотогеничные, — говорит Мурад. — Но их все знают. А у меня есть свои.

1. Недооцененное ущелье Маркова

— Недалеко от всем известного бархана Сары-Кум есть ущелье Маркова с наскальными рисунками, но меня привлекают даже не они. Там есть тропинка до самого верха и на ней четыре скалы, как лепестки цветка или чаша, выглядит очень необычно. Там просто шикарные закаты. А еще открывается вид на долину. В 1970 году местные села разрушило землетрясение, жители переехали, и вид теперь как в американских прериях — хоть ралли устраивай. Скалы торчат, как зубы, а по равнине течет река. А еще там водятся большие ящерицы, много змей и есть обширные старые кладбища.

2. Неизведанная часть Сулакского каньона

— Туристов возят смотреть Сулакский каньон в район сел Дубки и Зубутли-Миатли, но это не то, да и уже давно исхоженное место. Основная часть каньона начинается выше Чиркейского водохранилища. Главный каньон — это высота в 1920 метров, резкие изломы и безлюдье. Вид значительно более выигрышный: с одной стороны скалы Гимринского ущелья, где пасутся отары овец, стада коров, табуны лошадей. Глаз радуется. Сначала отснимешь каньон, а потом можно подниматься на скалы ущелья. Местные поднимаются туда за 40 минут, а я шел семь часов: останавливался, снимал, ел тутовник, абрикосы и не мог оторваться. И в итоге снял потрясающе красивый закат.

3. Тропинка в Гимры

— В селе Гимры есть шикарная дорога — старая, каменная, очень живописная, выложенная еще во времена имама Шамиля. Этот подъем можно сделать туристическим, но пока туда трудно попасть: там пост и стоп-флаги. Как я прошел? Попал на пересменку. Одни военные уехали, другие — еще не заступили.

4. Село-мороженое Филя

— Мимо этого места на юге Дагестана все проезжают, когда едут на гору Шалбуздаг. Села Фия и Филя — очень древние, стоят еще с языческих времен. Добраться легче в Филя — оно ближе. Это замечательный по красоте аул-призрак. Во всех дагестанских селах у строений целиком каменные стены, там же из камня только первые этажи, а выше — земляные стены, слепленные странным образом. С течением времени от дождей они стали выглядеть будто мороженое эскимо, когда его оближут со всех сторон, — такой причудливой все это формы. Очень красиво.

5. Подземная мечеть

— Между аулами Гоор и Кахиб, куда часто возят туристов, есть развалины небольшого села. И среди них — подземная мечеть. Прямо из нее течет родник, очень живописно. Внутри лежит коврик для совершения намаза, полагаю, и сейчас кто-то приходит туда для поклонения, а омовение перед молитвой делает родниковой водой. Очень интересное место: старые кривые деревья, живописные развалины. Его можно увидеть, если спускаешься пешком — гиды, увы, проезжают мимо.

Лейла Наталья Бахадори

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ