{{$root.pageTitleShort}}

Проект «Фобис»: взгляните страху в лицо

Чеченские студенты придумали, как лечить людей от фобий с помощью виртуальной реальности

— Если честно, у меня самого была пейрафобия — страх публичных выступлений. Я долго боролся с этим чувством: сначала выступал в пустых залах, потом — только перед своими друзьями, потом — перед смешанной аудиторией и так далее. Страх не ушел, но стал намного меньше, и теперь я свободно выступаю на публике.

А выступать Хусейну Дикаеву приходится часто: ведь он капитан команды молодых айтишников из Хайпарка Грозненского государственного нефтяного технического университета, которые разрабатывают проект «Фобис» для лечения в виртуальной реальности людей с фобиями. Между собой они называют этот проект «Взгляни страху в лицо» и уверены, что у него большое будущее.

Зайти в лифт и не умереть

Хусейн Дикаев — капитан команды разработчиков проекта «Фобис»

— Для начала мы выбрали пять фобий: акрофобию — боязнь высоты, клаустрофобию — замкнутого пространства, никтофобию — темноты, аквафобию — воды, зоофобию — боязнь животных. Скорее всего, добавим еще арахнофобию — боязнь пауков. Очень распространенная.

За основу лечения взяли методику, которая уже есть в психологии. Ее суть в том, что врач проговаривает пациенту его страхи и фобии. С каждым сеансом этот раздражитель уменьшается.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Чеченский цифровой прорыв
Виртуальная реальность из сферы развлечений проникает в бизнес. Скоро без нее не смогут обходиться ни стройфирмы, ни автодилеры. И чеченская IT-компания Eхpovision уже знает, что им предложить

Мы хотим улучшить эту методику при помощи очков виртуальной реальности — показывать человеку его фобию и так уменьшать раздражитель. Для этого мы создаем виртуальные комнаты, где в 3D моделируем виртуальное пространство, связанное с определенной фобией.

Например, у человека клаустрофобия. Он боится заходить в лифт, ему кажется, что там можно умереть. Как мы планируем лечить его?

Во-первых, надо поставить его перед лифтом — надеваем на него виртуальные очки, и он видит перед собою дверь лифта. Во-вторых, он должен нажать кнопку, чтобы лифт подъехал. Далее все последовательно: лифт подъезжает, двери открываются. И последнее — он делает этот шаг. Или не делает. Ему выбирать.

Мы можем поэтапно повторять эту ситуацию множество раз, пока пациент не научится преодолевать свою фобию.

Кстати, наш «Фобис» может помочь не только людям с иррациональными страхами. Сотрудники МЧС подали нам идею создать виртуальную ситуацию для водолазов, которым приходится искать в мутной воде утопленников. В реальности это очень сложно для новичков, и им наша методика может здорово помочь.

«Кюри, вы спасли много жизней!»

— Мы начали с боязни замкнутого пространства и смоделировали комнату для клаустрофобов. Пациент надевает виртуальные очки и оказывается в комнате без окон и дверей. Для него это стресс. По нашей задумке надо было усиливать впечатление. То есть едва он привык к обстановке — бац! — стены комнаты начинают сужаться.

Как оказалось, это была плохая идея. К счастью, мы консультируемся с известным психиатром, доктором медицинских наук, заслуженным врачом Чечни Кюри Идрисовым.

Именно он предостерег нас: «Ребята, так нельзя. Вы можете сделать только хуже!» Он объяснил, что лечение людей с фобией должно начинаться с первого этапа, самого безобидного и нестрашного.

Потом, глядя, как сужаются стены нашей виртуальной комнаты, я подумал: «Слава Богу, что мы ни одного клаустрофоба сюда не поместили». А у нас был один такой студент, просился полечиться в качестве подопытного. «Кюри, вы спасли много жизней!» — вырвалось у меня.

Сейчас в разработке — страх высоты. Уже есть концепция города с домами и высотками. Для реалистичности добавим торговый центр, детский парк.

Пациентов будем поэтапно помещать на разные уровни высоты под звуковое сопровождение: ветер, биение сердца. Внизу будут двигаться машины.

Как появился «Фобис»

— Заниматься проектом мы начали в прошлом году. Хайпарк университета запустил программу «Интенсив» для студентов-первокурсников, чтобы привлечь нас к проектной деятельности. Набирали айтишников: художников, дизайнеров, 3D-модельеров. Всего 60 человек. Мы сами создавали команды по 5 человек, выбирая друг друга — кто кому подходит, сами придумывали проекты и выбрали один из них.

Сейчас осталась наша команда и еще 2−3. Так и было задумано «Интенсивом»: выявить наиболее перспективные команды.

Я попал в команду архитекторов, там сначала хотели виртуально расставлять мебель. Но потом решили попробовать лечить людей. Это интереснее и в реализации будет выглядеть намного круче.

Вначале было сложно. В команде — архитекторы, а нужны VR-разработчики, дизайнеры, 3D-модельеры. В итоге роли распределили. Архитекторы с бумажных чертежей переместились на компьютерную графику.

О пользе жадности

— В марте этого года «Фобис» победил на конкурсе проектов в рамках программы поддержки талантливой молодежи «Умник». Экспертам, среди которых были и психологи, понравилась наша идея, но они с опаской отнеслись к тому, как мы это будем реализовывать. Когда узнали, что будем работать под присмотром психотерапевта, приняли наш проект.

Мы получили грант 500 тысяч рублей. Деньги доверили мне. А я скряга. Не стал их использовать сразу. Тем более что для работы над проектом в Хайпарке есть все необходимое. Посоветовался с нашим наставником — руководителем центра поддержки проектов Хайпарка ГГНТУ Али Тасуевым, на что лучше потратить деньги. Он советовал подождать. Я прислушался и не пожалел.

Сейчас мы начали тратить деньги на дополнительное обучение ребят по профилю. Это приоритетная задача для команды. А команда — самая высшая ценность для меня как для капитана.

Всего нас четверо. Зебират Хуцаева, как и я, — 3D-модельер, занимается созданием 3D-моделей для виртуального окружения. Например, делает модель паука.

Амина Тимарова занимается VR-разработкой в Unreal Engine 4. Она переносит паука в игровой движок и там прописывает ему движения — ползать по столу или по рукам.

Петимат Техиева — концепт-художник. Создает эскизы будущих уровней.

Нам еще нужен программист. Чтобы «упаковать» конечный проект.

Проверка практикой

— По поводу нашего проекта мы встречались со многими психологами. Большинству он интересен, они хотели бы применить его на практике. Другие отнеслись с опаской. Мол, хватит и картинки с пауком, чтобы напугать арахнофоба, а вы ему в виртуальной реальности хотите посадить его на руку.

Кюри Арбиевичу понравилось создание уровней, на которых человек сможет видеть свой страх. Он готов при условии, что мы все доработаем, применить нашу разработку на практике. «Только тогда будет ясно, поможет это пациентам с расстройством психики на фоне фобий или нет», — сказал он.

Мы уверены, что поможет. Подобные исследования проводили в Университете Дьюка в Северной Каролине. Эксперимент получил хорошие отзывы — пациентам за 6−12 сеансов значительно была снижена реакция страха на раздражитель той или иной фобии.

Наш проект схож с дьюковским. Но мы свой усовершенствовали: дополнили пульсометром, который следит за сердечными сокращениями. При опасном уровне программа автоматически отключится.

Сделали еще модуль-управление — врач на мониторе может видеть то же, что и пациент, и контролировать процесс.

Применять или нет наш метод лечения — в любом случае решать должен врач. Мы знаем, что нас ждет долгий процесс согласований в разных инстанциях, прежде чем можно будет использовать «Фобис» профессионально. Но мы верим в этот проект и думаем, что он будет полезен. Мы можем предоставлять свое программное обеспечение клиникам, государственным больницам. Сначала в виде тестов на бесплатной основе, чтобы врачи могли оценить, понять. Если они заинтересуются и дадут положительную оценку, тогда будем договариваться на платной основе.

Али Тасуев, руководитель Центра поддержки проектов Хайпарка ГГНТУ:

«Есть такое распространенное мнение: выше ценится тот стартапер, который имеет большой бэкграунд провалов. Если человек обжегся и понял, что он делал неправильно, он уже не живет в розовом мире. Думаем все же, что это не про „Фобис“. Мы верим в этот проект. У них хорошая команда, достаточно интересный и нужный продукт. Даже эксперты при защите проекта заинтересовались и предлагали помощь.

В Чечне есть такая проблема, как игнорирование психолога. Типа это не про нас. Нам надо все превозмогать самим. Такие проекты помогут преодолеть стеснение, понять, что такие расстройства — вещь распространенная.

Ребята могут не ограничиваться пятью фобиями. Они могут найти что-нибудь оригинальное. Может быть, страх при виде чеченского национального блюда баарш (смеется).

Может, они получат запрос на лечение какой-то фобии и смогут пустить его в разработку.

Главное, как говорят эксперты, чтобы это было корректно с точки зрения науки и технологии. И чтобы в результате конечный пользователь получал необходимые образовательные и оздоровительные методики».

Лили Магомаева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ