{{$root.pageTitleShort}}

«Все в масках, но паники уже нет»

Почти 10 месяцев сельский врач Рашид Хубиев не снимал СИЗ и не заходил в соцсети. Зато много узнал об эволюции массовых настроений, постковидной депрессии и о том, ради чего стоит работать
5861

На сайте РИА «Карачаево-Черкесия» завершилось «Народное голосование» в номинации «Наши медики». Больше всех голосов — 5563 — набрал терапевт Николаевской участковой больницы Прикубанского района Рашид Хубиев. В разгар пандемии ему пришлось работать в скорой помощи в разных селах, заменяя заболевших врачей. «Это Кавказ» расспросил доктора о том, как коронавирус меняет людей.

«Мы почти не спали»

В Прикубанском районе Рашид Хубиев работает уже 24 года. Здесь его знают и любят, а когда началась пандемия и потребность в экстренной медицинской помощи резко возросла, Рашид Ибрагимович стал настоящим народным доктором: ему верят, на него надеются, ему могут позвонить в любое время, зная, что он обязательно поможет.

Рашид Хубиев

О своей победе в конкурсе Хубиев узнал от пациентов, которые трепетно следили за ходом голосования и агитировали участвовать в нем всех своих родственников.

— У меня в день подведения итогов даже давление поднялось, так мы переживали за нашего доктора, — признается одна из пациенток Николаевской больницы.

Сам Рашид Ибрагимович еще весной 2020 года удалился из всех соцсетей, чтобы не отвлекаться от работы: с марта прошлого года нагрузка врача возросла в несколько раз.

— Мы надели так называемые противочумные костюмы в марте прошлого, а сняли только 11 января этого года. Нет смысла говорить, что это был тяжелый период, большая часть населения района прошла через эту болезнь, почти все мои коллеги переболели сами. Но самым тяжелым временем были конец мая и июнь. Все как будто разом заболели, начались проблемы с госпитализацией. Колоссальная нагрузка на Роспотребнадзор, который занимался тестированием. Мест в госпиталях не хватало, и у врачей, и у пациентов была паника. Мы почти не спали, не бывали дома сутками, а больных с каждым днем становилось все больше.

По данным на 14 февраля оперативного штаба КЧР по противодействию распространению коронавируса, за все время пандемии в республике заболело 18 464 человека, 16 799 — выздоровели, 60 — умерли.

Указом главы КЧР сотрудникам ковидных госпиталей назначены ежемесячные региональные выплаты: 60 тыс. рублей — врачам, 50 тыс. рублей — среднему персоналу и до 40 тыс. — младшему. Сотрудники скорой помощи, работающие с COVID-19, дополнительно получают: врачи — 17 тыс. рублей, средний и младший медицинский персонал и водители — по 11 тыс. рублей.

С самого начала пандемии большая часть врачей в районах была задействована в работе с ковидными пациентами. Кто-то трудился в госпиталях, а кто-то, как Рашид Хубиев, ездил на вызовы в экипаже скорой помощи и лечил больных на дому не только от ковида, но и от других заболеваний, о существовании которых на фоне пандемии почти забыли.

— С утра до обеда я принимал амбулаторных больных, после обеда начинались экстренные вызовы по так называемым сигнальным листам. Высокая температура, кашель, слабость — каждый день десятки обращений с такими жалобами. Да и остальные болезни никуда не делись. Многим людям с сердечно-сосудистыми заболеваниями нужна плановая медицинская помощь, и они ждали, пока откроется больница, которая находилась на карантине. В конце декабря открыли, наконец, дневной стационар, в январе — все остальное. Потихоньку жизнь налаживается. Конечно, мы не теряем бдительности, и любой пациент, прежде чем ложиться на лечение, должен сдавать тест на ковид.

Ежедневно контактируя с десятком зараженных людей, сам Рашид Хубиев чудом не заболел, среди медиков в его районе таких сегодня почти не осталось.

Вера, неверие, сострадание, страх

На глазах у врачей менялось отношение населения к пандемии COVID-19 от полного отрицания и игнорирования до понимания реальной опасности заболевания.

— Сегодня многие не признаются, что в самом начале не верили в существование ковида. Чего только мы не слышали — про политический заговор, про всеобщее чипирование. Некоторые пациенты, имея высокую температуру и другие симптомы заражения, любыми способами уклонялись от сдачи тестов. «Я где-то простыл, работал, вспотел». А потом произошло обратное. С малейшим недомоганием бежали к нам и требовали сделать им тестирование. Вот вам пример двух крайностей. И еще сейчас многие, наконец-то, начали носить маски. Лучше поздно, чем никогда… В первую волну была паника, но маски почти никто не носил, сейчас у нас в районе все в масках, но той паники уже нет. Люди стали осторожнее и привыкли к маскам настолько, что забывают порой снять их, — говорит врач.

В самое напряженное время на помощь врачам пришли волонтеры. Активисты благотворительной организации «Самира» привозили лекарства и СИЗы, очень помогло КФХ «Кубань». Вообще, по словам Рашида Хубиева, пандемия наглядно показала, что люди способны сострадать и готовы прийти на помощь даже незнакомцам. Еще одно наблюдение, которым поделился Рашид Ибрагимович: в пандемию люди стали более религиозными, укрепили свою веру, и это, в первую очередь, связано с потерями и страхом этих потерь. Еще люди стали внимательнее относиться к своему здоровью, хотя, возможно, это временный эффект.

О том, что ситуация с пандемией начинает стабилизироваться, врачи судят не только по официальной статистике, но и по количеству звонков на мобильный.

— Весь прошедший год 80% звонков на мой телефон были связаны с пандемией. В пиковый период таких звонков было более двух сотен в день. Помню, однажды, когда я около 20 минут осматривал пациента, телефон трезвонил без устали, и в итоге я увидел 24 пропущенных вызова. Сейчас гораздо меньше.

Как опасно быть мнительным

Сейчас вопросы к врачу звучат иначе. Как укрепить иммунитет? Что делать, чтобы не заболеть?

— Никакие лимоны, витамины, имбирь не могут защитить человека от заражения. Поздоровался, обнялся, посидел рядом с зараженным — и что бы ты ни принимал до или после этого, если вирусная нагрузка сильная, вероятно, ты заболеешь. Другое дело, как человек переносит болезнь. Если иммунитет сильный, если человек поддерживал его разными способами, значит, болезнь пройдет легче. Сам я принимаю витамины D3, С, а также цинк. Стараюсь разнообразно питаться, включая в рацион фрукты и овощи, — рассказывает врач.

С каждым пережитым месяцем работы приходил опыт, который сегодня позволяет работать медикам более профессионально.

— Конечно, во вторую волну не было такой паники, сегодня мы знаем, как нужно действовать. К примеру, если у больного сахарный диабет, сердечно-сосудистные заболевания, избыточный вес, независимо от того, какая сатурация, температура, я всегда настроен на госпитализацию. Всячески ее рекомендую. У таких пациентов состояние может резко ухудшиться буквально за сутки, и помочь им будет гораздо сложнее.

Еще один важный аспект — психологическое восприятие болезни.

— У многих моих пациентов после ковида наблюдаются депрессии, подавленное состояние. У некоторых это длится полгода, у кого-то — несколько месяцев. Самый прожорливый человеческий орган — мозг, и общее кислородное голодание бесследно не проходит. Если человек до болезни был мнительный, то после болезни все только усугубится, а если человек все воспринимает легче, то у него больше шансов быстро выйти из подавленного состояния.

Бремя доверия

— Чем больше уважение к врачу, тем больше ответственности у него перед пациентами, — считает Рашид Хубиев. — Хочется больше стараться, повышать свой уровень знаний. Ты не имеешь права подводить, если на тебя надеются люди.

В медицину он пришел по любви. Отец был ветеринаром, сестра медработником, сын тоже решил поступать в медучилище. Отработав несколько лет медбратом, поступил на фельдшера, а потом, уже взрослым человеком, в 30 лет, отучился на врача-терапевта.

— Мне не было легко. Днем учился, ночью работал. Школа была давно позади, и такие предметы, как химия, физика, биология, приходилось вспоминать заново. Но я всегда любил свою работу, и это давало силы. В любой профессии от качественной работы получаешь удовольствие. Когда пациенту легче, когда тебе удалось помочь — ради этого стоит работать, — признается Хубиев.

Дом, который построит Рашид

Про семью Рашид Ибрагимович говорит мало и сдержанно, как это делают многие кавказские мужчины. У него двое детей — девочке пять лет, мальчику три. Супруга сейчас в декрете. Она тоже медработник, так что с пониманием относится к тому, что муж большую часть времени проводит на работе, иногда появляясь дома раз в два дня.

На вопрос, хотел бы видеть своих детей медиками, Рашид Ибрагимович отвечает так:

— Наверное, хотел бы. Но пусть они сами выбирают, кем быть. Я часто наблюдал, как человек идет по пути, выбранному мамой или папой, делает это, чтобы не обидеть родных людей. Я не буду настаивать. В медицину нужно идти осознанно, иначе нельзя.

У народного доктора есть одна простая мечта — построить новый просторный дом для своей семьи. Несколько лет назад Рашид Хубиев написал заявление в местную администрацию с просьбой выделить ему участок для строительства дома в селе Дружба. Совсем недавно ему сообщили, что вопрос решен положительно, но никаких документов пока не передавали.

— Это не мной придумано: мужчина должен посадить дерево, вырастить сына, построить дом. Не все время же работать…

Нелля Карабашева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка