{{$root.pageTitleShort}}

Свадебные баклажаны

В жизни всегда есть место стабильности, считает наш автор Заира Магомедова. И поэтому каждый август, обжигаясь, жарит баклажаны и вспоминает истории из жизни прекрасного лакского аула
2101

Заира Магомедова

Грозный — Махачкала — Москва Когда-то хотела стать оперной певицей, но не дотянула пару октав. Пишет диссертацию на тему «Дагестан как метафора всего сущего». Свободно ориентируется в области мужской психологии и женского самочувствия. Разводит выставочных гуппий. Сторонник сыроедения и винопития (и сыр, и вино можно приносить в редакцию «Это Кавказ»).

Кто-то великий сказал: «Жизнь — это то, что происходит с вами, пока вы строите планы».

К ковиду жизнь нас не готовила, и строить планы — по крайней мере до конца года — мне представляется пустой фантазией. Но.

В жизни всегда есть место стабильности.

Я вам это говорю точно. И если вы любите летние баклажаны, как люблю их я, то четыре ожога вам обеспечены. Это железно.

Вот пока я зарабатывала свои неизбежные ожоги, вспомнила историю про жареные баклажаны с чесноком и красным перцем на свадьбе девушки Марианны и юноши Эльдара — и что из этого вышло.

(Спойлер: две коробки конфет «Птичье молоко» и сохраненная личная неприязнь).

Ожог первый

Это практически неизбежное «сразу». Вы моете свои присоленные баклажаны холодной водой, выкладываете их на полотенце и наливаете масло в разогретую сковороду. И припечатываете запястье левой руки к ее краю.

Поженить своих внуков Марианну и Эльдара решили их бабушки.

Жили эти бабушки в одном прекрасном дагестанском ауле в соседних домах. И совсем не дружили. А даже как будто бы наоборот.

Бабушка Мариян, от которой внучка получила имя и красивый носик, была женщина гордая. В доме у нее царила идеальная чистота и стояло пианино, накрытое накрахмаленной салфеткой. В курятнике и коровнике полы были выложены метлахской плиткой и мылись дважды в день: утром, когда скотина шла гулять, и вечером, когда коровы и куры возвращались домой. Коров своих она регулярно чистила скребком, и на шее у них были повязаны атласные ленточки, которые стирались раз в неделю. Ехидные односельчане уверяли, что бабушка Мариян еще кур на ночь причесывает и заплетает им перьевые косички, но это только потому, что никто не любит таких безупречных женщин!

А если эта женщина еще и дочь генерала? В большой комнате висел портрет белогвардейского офицера в парадном белом мундире. Портрет этот нарисовал в тридцатые годы прошлого века уроженец этого села, который учился в Суриковском училище, и как на самом деле выглядел генерал, его потомки не знали. Но считалось, что это родной папа бабушки.

Правда, женат он был не на матери Мариян, а на какой-то своей женщине из аула Чох.

Но это только потому, что наступила революция. И он не успел и умер. Или уехал. Или его расстреляли!

Но в любом случае белогвардейский генерал собирался оставить «эту свою сварливую аварскую Шабан» ©, на которой его женили родственники, и жениться на прекрасной лакской девушке, родившей ему такую прекрасную дочь!

Сами понимаете — такие истории в нашем краю не очень поощряются.

Во-первых, властями. Портрет приходилось прятать прямо до 70-х годов, а потом бабушке это надоело, и она сказала секретарю райкома, что имеет право видеть своего папу каждый день! И что он был герой войны с японцами! И секретарь райкома, который побаивался женщины, у которой в доме было пианино, согласился закрыть на папу глаза.

Во-вторых, общественным мнением. И детям таким часто напоминают про небезупречное происхождение. Но только не Мариян! Она всегда умела поставить себя так, что о ней говорили как о законной генеральской дочке. В самом деле — кто еще будет вечерами во дворе читать при свете керосиновой лампы «Былое и думы» и пить чай из блестящего самовара?

И только непочтительные внучки хихикали и между собой называли ее «амму-бастард».

Ожог второй

Не забываем баклажаны переворачивать! И получаем коварный плевок кипящим маслом прямо в лицо! И вот вроде отодвинулась от плиты по возможности, и майку старую надела, и прочие предосторожности! Баклажан хитер и коварен!

Бабушка Гидаят, от которой внуку Эльдарчику достались Большая Тетрадь Стихов его деда и трофейный японский бинокль без стекол (чьего происхождения никто не мог объяснить, ибо дед прожил недолгую и неяркую жизнь и писал свои вирши исключительно в родном ауле — и никуда из него не выезжал по причине инвалидности), напротив, была настоящая деревенская бабушка безо всяких аристократических корней.

С Мариян они ходили в одно медресе и учились там читать, в один год вышли замуж и практически в одно время овдовели, но некоторая общность судьбы их совсем не объединила. Они старались одновременно не появляться на общеаульских мероприятиях, а когда все-таки встречались, допустим на похоронах, и Мариян начинала рассказ о своем высоком происхождении или о том, что ее сыновья живут по всему Советскому Союзу и хорошо устроены, то Гидаят ее перебивала невежливым: «Эти твои хабары!»

В свою очередь, Мариян внимательно следила за тем, как растут дочери Гидаят, и всегда делала им комплименты: «Как хорошо ты сегодня косичку заплела, и эта ленточка из старой маминой юбки тебе подходит!» или «Как хорошо на дочках Гидаят платья сидят, и даже ушивать не надо!»

В общем, вы поняли, что любовь там была взаимная, и когда выросли дочки Гидаят и сыновья Мариян, то даже мысли не возникало у этих бабушек породниться, и даже однажды был небольшой скандал, когда второй сын Мариян два раза пригласил на танец старшую дочку Гидаят на празднике первой борозды.

Мариян через односельчан твердо дала понять, чтоб не рас-счи-ты-ва-ли! Гидаят это страшно возмутило, и она просила тех же односельчан передать, чтобы коровы Мариян на ее бычка Леонсио тоже не рассчитывали!

Дочка Гидаят вышла замуж в Махачкалу за другого парня.

И коровам, видимо, тоже пришлось искать себе «другого парня».

Ожог третий

Доставайте свои баклажаны. Да осторожнее же! Брызги густо падают на правую руку, сливаясь в одно зудящее пятно. Черт! Черт! На салфетку кладите. Баклажан еще масла жрет как не в себя.

Так бы они жили себе и дальше, негромко недолюбливая друг друга и немного завидуя: Гидаят считала, что аллах напрасно отвалил Мариян столько здоровья, а Мариян печалилась, что у бестолковой Гидаят есть внуки, а у нее — матери четырех сыновей — только внучки! Всех замуж собери, всем сервиз «Мадонна» дай, мебель румынскую купи, постельное белье индийское добудь и хрусталь богемский. Десять внучек — это тяжелое бремя для бабушки.

Особенно беспокоилась она о Марьямке, потому что остальные девять жили недалеко, и она следила за ними во все глаза. Как только до нее доходили слухи, что внучку видели с каким-то парнем после занятий в институте, она немедленно призывала семью этого парня к ответу и решала проблему!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Сезонное блюдо
«Ну вот что подумает твоя свекровь, когда увидит твои вареники?» Авторская колонка Заиры Магомедовой о том, что в каждой дагестанской женщине сидит гончар

А Марьямка жила в Ростове с папой и мамой. Вообще-то, она была Марианна, потому что ее украинская мама любила истории про Робин Гуда. К бабушке Марьямка приезжала только летом, по-лакски знала ровно пять слов, зато говорила по-английски (в этом месте Мариян обычно выпрямляла спину и оглядывала окружающих как английская королева Елизавета) и училась на переводчицу. С одной стороны, бабушку это радовало: она видела в этом продолжение своих генеральских генов. С другой — даже ко внучкам-медичкам женихи в очередь не выстраивались, а тут переводчица!

С внуком Гидаят Эльдарчиком тоже была непростая ситуация. Он вырос в Тюмени. По-лакски говорил как житель Тюмени, лезгинку танцевал приблизительно так же. Представления о девушках у него тоже, прямо скажем, не соответствовали законам наших обычаев, и в армии он активно переписывался с одноклассницей! Поэтому бабушка решила действовать быстро и сурово. Написала дочке, что ищет невесту для внука. Только лачку! В крайнем случае — аварку. Но это совсем уж в крайнем!

Поначалу, конечно, Марьямкина кандидатура даже не обсуждалась. Столько девушек вокруг!

Но время шло, и остальные девушки то выходили замуж, то о них не говорили хорошо, то вообще не нравились маме, тете и бабушке Эльдарчика. Кто первый предложил ростовскую переводчицу в невесты, бабушка Гидаят потом вспомнить не могла. Но мама Эльдарчика сказала: «Дадей, эта ваша вражда на пустом месте — дело прошлое. Такой девушке легче в Тюмени привыкнуть, чем той, что в Дагестане выросла. И эта девушка в его вкусе!»

«Надо же, — возмущалась Гидаят. — Вкусы у него особые!»

Кто вообще женится на таком странном основании?

Когда слухи о предполагаемом сватовстве достигли ушей аульчан — все, как сказали бы сегодня, запаслись попкорном. Ждали реакции Мариян и ее генеральского самомнения. Но, как ни странно, Мариян была не против. Ну и что же, что он внук Гидаят! Все женихи — чьи-то внуки. И, как правило, не белогвардейских офицеров!

Поэтому родители Эльдарчика собрались и поехали из своей Тюмени в Ростов.

И все заверте…

Ожог четвертый

Вы уже баклажаны промокнули от лишнего масла? Заправка простая — орехи, чеснок, кинза, немного воды. Густо мажьте, аккуратно сворачивайте в рулетик. И сыпьте красный перец сверху, да погуще! А вот и четвертый ожог. Прямо над локтем, в нежном месте. Болючий, зараза. И главное — откуда взялся?

Времена стояли смутные и не очень сытые. 92-й год, как сейчас помню. А свадебное торжество должно быть устроено по всем правилам, и столы чтобы изобильные. Свадьбу решили играть в Махачкале совместную: село общее, значит, и гости тоже.

Бабушки от этого в восторг не пришли. Не положено так. Положено два дня на свадьбу выделять! Но кто их слушал?

Это сейчас свадьбу в Дагестане можно заказать «под ключ» на любые деньги и вкус. А тогда — самостоятельно покупались продукты и собирались женщины рода на ночное дежурство: посуду прокатную перемывать и голубцы в листья заворачивать.

Свадьба общая, значит, и подготовка тоже! И вот в прекрасное солнечное августовское утро обе стороны собрались во дворе у одного из Марьямкиных дядек, чтобы сверить окончательный список, в котором твердой рукой распределялись женщины: кто на голубцы, кто на блины, кто на чуду и плов.

И когда почти все обязанности уже были распределены — возникли эти баклажаны. Кто вообще придумал готовить баклажаны на дагестанской свадьбе, мне неведомо. В кухне они у нас отсутствуют как класс! Наверное, нам надуло эту моду от западных соседей!

Выяснилось, что в свадебном меню запланированы рулетики из баклажанов, а вот желающих их жарить — нет.

Я, сказала тетка невесты, не могу эту жару выносить и так!

А я, сказала двоюродная сестра жениха, вообще не понимаю, почему вы на меня смотрите? Мне что ли мало работы? Три торта «Наполеон» на мне!

Ну что такое «три торта», отмахнулась кузина невесты, я вот достала на свадьбу «Птичье молоко». А оно в магазине не лежало!

И в таком стиле обе стороны лениво перекидывали друг на друга ответственность за капризный продукт. Никто не хотел жарить эти дурацкие баклажаны — и точка. Дело уже шло к «Кто вообще свадьбу в августе играет, умереть же можно!» и ответному «Это вы нас просили-умоляли, аж из Тюмени ехали!» Сидящие по разным концам стола бабушки уже готовились отрыть топор войны и вспомнить все: и «Былое и думы» по вечерам, и не данного в аренду бычка Леонсио.

Но тут раздался тихий голос невесты: «Ну что вы спорите? Давайте я пожарю!»

Это была совершенно удивительная история, и ее вот уже больше четверти века рассказывают, когда где-то вспоминают Мариян и Гидаят. Чтобы невеста вызвалась пожарить баклажаны! Меня куда больше удивляет тот факт, что баклажанов было всего пять килограммов. Ну что такое пять килограммов баклажанов, если в гости ожидается все немаленькое село Лакского района? На это мне всегда уклончиво отвечали, что ростовчане и тюменцы, такое…

Кто в конце концов жарил баклажаны, я не знаю. Но, по словам очевидцев, они были густо усыпаны острым красным перцем, как будто кто-то в сердцах опрокинул на них большую перечницу. Женщины их есть не могли — а вот мужчины оценили.

Но мужчинам на наших свадьбах всегда весело!

Не помню, видела ли я эти рулетики на столах: мне было 20 лет, и на свадьбах меня больше интересовали танцы и платье невесты, чем еда. А вот «Птичье молоко» я запомнила. Причем на всю жизнь. Потому что на всю свадьбу было ровно две коробочки конфет. И одну я, наплясавшись от души, умяла прямо ложкой из коробки, потому что в августовские +35 конфеты быстро потеряли свой гордый вид, а я хотела сладкого к чаю.

К ароматному чаю в хрустальных армудах из прокатной посуды.

Понятно, что этого мне не простили. Сердито косились всю свадьбу и помнят до сих пор.

И замуж в это село не позвали!

Впрочем, у Марианны и Эльдара семейной жизни тоже не вышло. Они мирно развелись через два года. К вящему удовлетворению своих бабуль.

А баклажаны с красным перцем прижились. И когда я вижу их на праздничном столе, то сразу вспоминаю генеральскую дочь Мариян и жену поэта Гидаят.

А конфеты «Птичье молоко» больше в рот не беру.

Заира Магомедова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка