{{$root.pageTitleShort}}

«Папа не простит, если я не стану футболистом»

Шесть лет назад в Дагестане решили выращивать своих футболистов и основали детскую академию по мировым стандартам. Дети, мечтавшие попасть в «Анжи», выросли. Но самому клубу угрожает исчезновение
7937

Стремительно пикирующий махачкалинский футбольный клуб «Анжи» не исчезает из новостных сводок с весны 2018 года. Покинутый прежним владельцем, бизнесменом и сенатором Сулейманом Керимовым, он теряет игроков и сотрудников, приобретает все большие долги и с трудом борется за существование в премьер-лиге и за существование вообще. Едва ли не единственным наследием недавнего богатого прошлого на этом фоне выглядит детско-юношеская академия клуба.

Как «младшие братья» переживают кризис клуба и чем он им грозит?

Когда голландцы ушли

В декабре детско-юношеской академии «Анжи» исполнилось шесть лет. Иностранные специалисты, призванные миллиардером Сулейманом Керимовым наладить работу, давно академию покинули — последним стал турок из Нидерландов Фуат Уста, с которым не продлили контракт летом 2016 года. Но после их ухода ничего не рухнуло. Сейчас в школе полное «импортозамещение»: все тренеры — местные.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
«Что дадут — то наденем и съедим»
Как живет бывший звездный футбольный клуб «Анжи», чьи долги в этом сезоне перевалили за 300 миллионов рублей

Дагестанская вольная борьба — это мировой бренд. Дагестанский футбол — не бренд даже в пределах России. Поэтому сложно поверить, что академия «Анжи» не ослабла после ухода иностранцев. Но уже без них команда воспитанников 2000 года рождения выиграла Кубок РФС и пробилась в Юношескую лигу УЕФА. Достижение 2017 года — пока самый крутой успех академии.

— Эта победа сопоставима с тем, что «Анжи» стал бы чемпионом России и попал в Лигу чемпионов, — говорит главный тренер академии «Анжи» Магомедрасул Ахмедов. — Она свидетельство того, что мы в полушаге от ведущих академий страны. Но чтобы эти полшага сделать, нужно приложить огромные усилия.

Наставник отмечает: важнее, чем отдельные победы, — сделать повседневный труд качественным. С ним согласен замдиректора академии Шихабутдин Микаилов.

— Когда выезжали на Кубок РФС, заказал обратные билеты на день перед датой финала, — рассказывает он. — Ну, не верил никто, что мы так далеко пройдем. У нас ведь и нет жесткой задачи выигрывать турниры. Мы готовим не команды, а футболистов.

Как это устроено

Каждый клуб российской премьер-лиги по регламенту обязан иметь в своей структуре детско-юношескую академию. Не все создают их с нуля: в таком убыточном для акционеров деле, как профессиональный футбол, академия — весомая дополнительная финансовая нагрузка. Поэтому иногда клуб договаривается с уже функционирующей в регионе детско-юношеской спортивной школой, и та представляет его на турнирах. Финансируются подобные школы в основном из регионального бюджета, клуб не тратит ничего или тратит незначительные суммы.

В истории с академией «Анжи» все было по российским меркам роскошно. Ее создавали с нуля с помощью иностранных специалистов — голландцев, на тот момент признанных лидеров по «производству» футболистов высокого уровня. Создали инфраструктуру и закупили все необходимое: микроавтобусы для поездок, инвентарь, экипировку.

— Будем откровенны, года три-четыре назад, когда здесь работали иностранцы, только на их зарплату уходила сумма, равная половине нашего нынешнего бюджета, — рассказывает директор академии Магомед Исаев. — Сейчас годовой бюджет академии — в районе миллиона долларов, или 70 миллионов рублей.

Расположилась академия в подтрибунных помещениях стадиона «Анжи Арена». Это три просторных этажа, где находятся раздевалки, пищевой блок, тренерская, кабинеты руководителей, комнаты интерната для приезжих игроков, медицинский кабинет. В соседних секторах стадиона — тренажерный зал и зал для восстановительных процедур. Многое создавалось в том числе для «Анжи», но сейчас у клуба нет денег на оплату аренды. У академии дела лучше: расставшись с «Анжи», Сулейман Керимов продолжил спонсировать детскую школу.

{{current+1}} / {{count}}

Тренируются ребята на полях, расположенных за чашей стадиона. Географически «Анжи Арена» располагается неудобно — между Махачкалой и Каспийском. На стадион воспитанники добираются на микроавтобусах-шаттлах.

Приезжают только на тренировки, а образование получают в обычных школах. Тренеры, конечно, хотели бы, чтобы ребята были в их распоряжении дольше. Этот вопрос могло бы снять наличие полноценного интерната — сейчас это только 20 мест, их занимают приехавшие из других регионов игроки. А если парень местный, но не из близлежащих Махачкалы и Каспийска, решать жилищный вопрос приходится его родителям: снимать квартиру или селить у родственников.

Обучение в академии бесплатное, но отбор строгий. В год проводят по несколько открытых просмотров для всех желающих юных игроков. Количество мест в возрастных группах ограничено — примерно по 20 футболистов. Сейчас в академии тренируется около 300 ребят 12 возрастных групп — от 6 до 17 лет.

Здоровайся с соседом, не спорь с судьей

— Хотим воспитать благородных, спортивных, амбициозных детей, — формулирует задачу главный тренер.

Он утверждает: команды академии давно сломали все негативные стереотипы о дагестанцах — о поведении на поле и вне его.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Как научить сборную России играть в футбол?
Ответ: нужно учить с пеленок. Именно этим занимаются в частной футбольной школе во Владикавказе. Мы поговорили с ее основателями и воспитанниками

— Мы что ребятам говорим? «Приехали на турнир, заселились в гостиницу, утром встали, вышли из номера, увидели соседа по этажу — поздоровались, в столовую зашли — пожелали приятного аппетита», — подтверждает старший тренер академии Руслан Мугутдинов. — Может, поначалу они только рядом с тобой этих правил придерживаются. А потом у них это входит в привычку. Какой момент я заметил. Московские тренеры — они чуть «модные» бывают. Других не особо замечают, из провинции. Сейчас, когда взгляды с ними пересекаются, подходят, здороваются. Чувствуется позитивное отношение к нашей академии. Что сказывается? В том числе дисциплина наших ребят на поле. Футбол же игра эмоциональная, ее без эмоций нет. Судья свистнет нарушение — игрок кричит: «Да чо там было!» или, как сейчас стало модно, «Реф!» (сокращенное от «рефери». — Ред.). Я своим сразу говорю: «Это что за „реф“?! Он свистнул, значит, посчитал нужным. Даже если там ничего не было. Он может ошибиться». И наши ребята уже ведут себя на поле более достойно. Они с судьями не разговаривают.

Тренеры интересуются делами детей не только, когда те находятся в академии, объясняет директор футбольной альма-матер Магомед Исаев. Общаются в чатах, могут вечером все вместе выбраться в кино или в гости к кому-то из ребят на день рождения.

— Представляете, как они сближаются? Поэтому практика других академий, когда ребята одной возрастной группы ежегодно передаются другому тренеру, нам не очень подходит. Это все равно что оторвать детей от семьи.

Богатые не играют

Со стороны детская академия, обслуживающая исключительно интересы клуба, может показаться заведением закрытым и элитарным. Главный тренер с таким впечатлением совершенно не согласен.

— В академию открыта дорога для любого мальчика и, очень хочу заострить на этом внимание, независимо от кармана его родителей, — говорит Магомедрасул Ахмедов.

— Очень важно находить таких детей… Все-таки богатые не играют, — соглашается Руслан Мугутдинов. — Мы тут сталкивались с тем, что в 16 лет пацан уже ездит на Nissan Qashqai — родители дают. Наверняка уже и квартира есть — родители купили. «Да чего я здесь буду бежать, задыхаться», — думает он, пока тренер требует: «Рывок, еще рывок, еще рывок». Они просто перестают трудиться. И, выпускаясь из академии, не выходят играть на серьезный уровень. А кто характер включил, идет дальше.

«Включать характер» требуют у уже окрепших парней. За результатами в младших группах никто не гонится.

— Это сковывает детей, утомляет их и к 16−17 годам приведет к тому, что мальчик будет «выжат». Ребята должны в первую очередь получать удовольствие от футбола, — объясняет Магомедрасул Ахмедов.

Как бы цинично ни прозвучало, классные футболисты — штучный товар.

— Мы должны понимать, что у нас не будет, как в ведущих академиях мира, по 20−25 одаренных выпускников каждый год. Один-два игрока для основной команды ежегодно будет означать, что мы с лихвой выполняем свою задачу.

«У нас бытовые условия лучше, чем в „Барселоне“»

— Условия у нас в интернате хорошие, — рассказывает директор академии Магомед Исаев, пока мы поднимаемся в интернат. — Я был, например, в академиях «Барселоны», «Валенсии», у нас даже лучше. Я так и сказал в «Валенсии». Мне там ответили: «Условия должны быть спартанские». В принципе, я согласен.

В чем академия «Анжи» уступает ведущим школам России — это, в первую очередь, в соревновательном календаре, говорят здесь. У Москвы, к примеру, сильные турниры: тамошним «академикам» и ездить никуда не надо. Кроме того, у махачкалинцев нет таких селекционных возможностей, как у ведущих академий страны. Но, несмотря на это, в ней занимаются два десятка «легионеров» из других регионов России.

— Привлечь такого «легионера» — это непростой процесс, — объясняет Исаев. — Мальчика 13−14 лет родители в Дагестан отпускают неохотно. У нас есть ребята из Волгоградской области, из Северной Осетии, Омской области, Красноярского края. Главная мотивация для них переезжать в Дагестан — это то, что мы академия клуба премьер-лиги «Анжи». В Волгограде сейчас, к примеру, нет большого футбола — «Ротор» выступает в ФНЛ.

Открываем дверь в первый же номер интерната. Попадаем в небольшую — три на два метра — комнату с малюсенькой прихожей. Она рассчитана на двоих.

— Бабкин Сергей Сергеич. Приехал сюда из Волгограда где-то два года назад, может, чуть меньше. Занимаюсь футболом уже десять лет, — представляется старший из ребят.

Кроме Сергея из Волгоградской области в Махачкалу приехали еще несколько игроков. В клубе говорят, так у местных появилась хорошая конкуренция, и они подтянули свой уровень. А самого Сергея недавно вызвали в юношескую сборную России.

— Родители спокойно в Дагестан отпустили?

— В этом смысле с папой вообще не было проблем. Он понимал, что для карьеры это лучше. А мама, конечно… Ну, любая мама не хотела бы отпускать. Да и не то что в Махачкалу, а от себя просто. Но как-то решились. Мой папа меня не простит, если я не стану футболистом. Он сам играл за «Ротор». И мне сказал: «Если не станешь футболистом, я тебя убью», — смеется Сергей.

Он рассказывает, что первое, что впечатлило в академии, — строгая дисциплина. На завтрак, допустим, опаздывать нельзя.

— А потом начинаешь понимать, что в меру дисциплина и в меру свобода. Мне тут нравится. Хотя поначалу тяжело было. Понять людей вообще — какой у них менталитет? Когда я сюда приехал, мне показалось, что тут более доброжелательные люди, чем те, которых я встречал в своем городе, например. Адаптировался довольно быстро, ребята местные помогли.

— Информация о сложном финансовом положении «Анжи» не напрягает?

— Академию же Сулейман Керимов спонсирует. Положение «Анжи» не должно отражаться на работе: если мы будем панику наводить, это к худшему только.

— Кто-нибудь из ребят покинул академию на фоне этой информации о трудностях «Анжи»?

— Были такие, но немного. Не прямо чтобы узнали и ушли. Еще до этого хотели перейти, а тут новость о финансовых трудностях.

{{current+1}} / {{count}}

Что будет без «Анжи»

Несмотря на определенную финансовую стабильность академии, катастрофическое положение «Анжи» напрямую влияет и на нее. Из академии мальчик почти никогда не попадает сразу в первую команду. Он должен пройти все ступени: академия, дубль, вторая лига и потом уже — главная команда.

— Если «Анжи» не будет играть в премьер-лиге, мы теряем дублирующий состав команды, — объясняет тренер Мугутдинов. — Практика показывает, что академия лучше развивается и дети в нее охотнее приходят, когда она привязана к клубу премьер-лиги, — ребята живут этим, мечтают попасть в эту команду.

Поэтому положение «Анжи» очень беспокоит сотрудников академии.

— А для кого мы тогда готовим наших талантливых ребят? — задается вопросом Магомед Исаев. — Уже в ближайшем будущем я вижу 70−80 процентов местных воспитанников в команде. И тогда у клуба будет меньше проблем, меньше затрат. Смена уже буквально на подходе. Не один-два талантливых игрока в каждом возрасте, а целая россыпь. Надеемся, что доведем этих пацанов до профессионального футбола. Дай бог, чтобы главная команда сохранилась. Ребята должны играть в родном клубе.

Ислам Абакаров

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка