{{$root.pageTitleShort}}

Дом с историей: Кофейня Гукасова в Пятигорске

Это здание с «палубой» — одно из красивейших мест на всех Кавминводах. Его более чем столетняя история очень непростая — как и жизнь первого владельца, автора лучших ванильных булочек в городе
2316

Кофейню Гукасова в пятигорском парке «Цветник» часто сравнивают с кораблем. Большой пароход с кованой палубой плывет по волнам времени аж с 1909 года. Он не раз попадал в шторм, но одно из самых красивых строений Кавминвод живет по сей день — и здесь по-прежнему подают кофе.

{{current+1}} / {{count}}

***

Этот дом в стиле модерн когда-то спроектировали по заказу пятигорского кондитера Александра Гукасова. Теперь здесь на первом этаже находится единственная в Кавминводах частная картинная галерея, а на втором — кафе «Тет-а-тет». Но старожилы до сих пор называют дом именем первого владельца, прославившегося когда-то своими булочками.

— Старший сын и кормилец, в 37 лет он привез из Баку в Пятигорск мать, одиннадцать братьев и сестру, купил небольшой дом на Теплосерной и взял в аренду первую кондитерскую. Ванильные булочки тогда ему особенно удавались. А рядом управляла меблированными комнатами интересная молодая женщина, немка по национальности, Елизавета Власьевна. В 1901 году они поженились, — рассказывает Ольга Александровна Полякова — научный сотрудник Пятигорского краеведческого музея.

Дела у четы Гукасовых шли хорошо. Супруги даже завели собственную гостиницу, ее и сейчас знают в городе как дачу Эльзы — по имени бывшей хозяйки. Это одно из самых интересных строений в городе — как и здание кофейни, которую вскоре решил построить Гукасов.

— Чтобы заработать на нее или, может быть, чтобы заставить строгую и холодную Эльзу скучать, Александр Александрович вместо одного богатого горожанина ушел на русско-японскую войну, — говорит Полякова.

Предприниматель вернулся невредимым. Участок под строительство кофейни он взял в аренду у города. Срок действия договора аренды, кстати, согласно договору заканчивался в 2000-м году. Но здание ждала иная судьба.

Проект нового детища Гукасова был заказан одному из самых лучших архитекторов города — Сергею Гущину. Но из-за близкого присутствия подземных вод строительство кофейни шло долго. Александр многое делал сам. Лично носил мешки с песком на верхний этаж и, боясь смещения стен, приходил сюда по ночам, чтобы послушать, не трещат ли перекрытия.

{{current+1}} / {{count}}

Заработавшая кофейня быстро стала считаться самым «приличным» местом в городе. А пирожные, которые здесь продавали, — самыми вкусными. Гукасов был избран гласным (депутатом) городской думы Пятигорска. Изменилась и его личная жизнь. Из-за отсутствия детей брак с Эльзой распался. Ее место заняла простая девушка Матрена, вскоре подарившая ему двух наследников.

В лихое революционное время Гукасовы в своем доме прятали то красных от белых, то белых от красных. Власть в городе не раз менялась.

Когда город окончательно остался за красными, Гукасова собирались расстрелять — как «неблагонадежного». Его уже практически вели «к стенке», но бежавшая за ним с ребенком на руках Матрена по счастливой случайности наткнулась на того самого красного командира, которого некогда они с Александром прятали у себя. Мужа тут же отпустили.

С приходом власти Советов кофейня перешла в руки государства. В 1933 году Гукасова и всю его семью репрессировали и отправили в Сибирь.

Известно, что после освобождения, где-то перед войной, уже далеко не молодой Александр Александрович заезжал в Пятигорск. Заглянул он и в свое детище у «Цветника»: к тому времени прекрасный корабль превратился в утлую посудину. В некогда аристократичном месте Пятигорска оказалась курортная столовая.

А во время Великой Отечественной войны оккупировавшие город немцы открыли тут ресторан… Тогда же вдруг «воскресла» Эльза, затерявшаяся среди пятигорских подвалов. Она приходила в немецкую канцелярию, вспомнив про свое немецкое происхождение, и умоляла вернуть ей гостиницу. Даже фамильные драгоценности предлагала. Не помогли. Больше ее в городе никто не видел.

А ее бывший муж, пятигорский кондитер Гукасов закончил свои дни в 1946 году в селе Ведено бывшей Чечено-Ингушской ССР, где он жил со своей дочерью. Говорят, работал на хлебопекарне.

В 90-х годах прошлого века здание кофейни отреставрировали. Ему удалось пронести до наших дней плавность линий дореволюционного модерна. Балконы, расположенные во всю длину на втором этаже, и навесы над ними укрывают посетителей от жарких лучей южного солнца. Это теперь они застеклены, изначально здесь была открытая «палуба». Две башенки восточного вида и затейливая лепнина под крышей завершают замысловатый облик кофейни.

С ее террасы по-прежнему можно увидеть старейшие достопримечательности Пятигорска, которыми любовалось когда-то знаменитое «водяное общество» — съезжавшиеся сюда «на воды» дворяне, описанные еще Лермонтовым в «Герое нашего времени». Сюда вернулись запах кофе и свежая выпечка, только пирожные теперь привозные.

А грустная история пятигорского кондитера стала известна городу благодаря его дочери. По словам Александры Николаевны Коваленко, известного в Пятигорске историка и краеведа, в 90-х на местное телевидение пришло письмо из Чечни. Писала дочь Гукасова и Матрены — Ирина. Она просила «реабилитировать» имя своего отца, о котором тогда пятигорским историкам почти ничего не было известно…

Теперь кофейня на проспекте Кирова, 23, — единственное «живое» наследие Гукасовых в городе. Дачу Эльзы, где, как уверяют, до сих пор бродит дух бывшей хозяйки, недавно признали памятником архитектуры, но заброшенное здание находится в частных руках и пока только ждет реставрации за высоким забором. Родовой дом Гукасовых на улице Октябрьской — тот, где пекли ванильные булочки для кофейни, — тоже стоит до сих пор, но имя он свое потерял, остался только адрес.

Наталия Мхоян

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Все могут казаки: как ставропольские староверы празднуют свое возвращение в Россию

Жители двух сел на Кавказе до сих пор помнят обычаи казаков петровских времен. Их предки, несмотря на 250 лет жизни за границей, смогли на чужбине сохранить то, что на родине давно забыто
В других СМИ
Еженедельная
рассылка