{{$root.pageTitleShort}}

«Каждый считал своим долгом спросить, не шпион ли я»

Девять лет назад скалолаз Кортс Джеттон вместе с женой и четырьмя детьми переехал из США в Нальчик. Там он построил скалодром, полюбил хычины и попытался понять кавказскую душу
20150

Американского строителя, скалолаза и любителя путешествий Кортса Джеттона в Нальчик пригласил друг — погостить. Визит затянулся на девять лет.

— Тут я познакомился с директором местного бизнес-института, он предложил мне остаться и преподавать. Несколько лет я учил студентов английскому и экономике.

On-sight — термин скалолазов, обозначающий подъем на незнакомую гору без подготовки.

Кортс рассказывал студентам, как открыть свое маленькое дело, и старался помочь с бизнес-планом, а сейчас сам затеял бизнес: к открытию готовится первый в Нальчике крытый скалодром On-sight. Но прибыль для американца не главное — просто ему по-прежнему нравится смотреть, как люди учатся.

Чему американец может научить кавказцев, а кавказцы — американца, Кортс рассказал «Это Кавказ».

«Нелегкое это дело — хычины!»

— В скалолазание пришел достаточно поздно — мне был 21 год, я учился в колледже. А потом, до 30 лет, очень много работал — по образованию я специалист по строительству, и у меня не было времени вернуться на скалодром. Потом взялся за спорт серьезно. Получил сертификат инструктора, тренера международной категории. И в скором времени переехал в Россию. Жизнь — странная штука, неожиданная.

Моя жена Дженнифер переехала вместе со мной. Ей переезд дался труднее, чем мне. Матери четырех детей в Америке жить комфортнее, чем в России. Но Дженнифер справляется. Если бы ей не понравилось, мы бы сразу вернулись обратно. Она не работает, полностью посвятила себя детям и дому — в этом мы похожи на многие кавказские семьи. Она даже научилась готовить хычины. Знаете, я наблюдал за процессом, нелегкое это дело — хычины!

В кафе в Нальчике

Может, через пять лет моя семья решит вернуться или поехать в Австрию или в Таиланд. А пока мы здесь.

Мы арендуем дом в селе Кенже — это на окраине Нальчика. Моей младшей дочери 14 лет, она дистанционно учится в американской школе. Собирается поступать в колледж, готовится уже сейчас. После российской школы поступить в колледж в Штатах трудно — большая разница в программах. Откуда она, например, будет знать американскую историю?

Кортс Джеттон с семьей

Старшая дочь уже учится в колледже в Америке. Несколько раз в год летаем к ней. Она скучает по России, говорит, особенно не хватает местной газировки «Грушевый».

Коварный русский

— В Нальчике меня больше всего поразило здешнее уважение к старикам. Еще мне нравится, что в Кабардино-Балкарии мужчина — это мужчина, а девушка — это девушка. Гендерные роли не смещаются. В Америке женщины куда более эмансипированы.

Я в восторге от людей Кабардино-Балкарии, они очень гостеприимные.

Думаю, опыт жизни в России — это очень хорошо для моей семьи. Еще один язык, иная культура… Мне нравится учиться новому и бывать в местах, где я никогда не был. Живя в Нальчике, мы не сидим на одном месте — мы путешествуем. Были в Грузии, Азербайджане, Турции, много где в Европе. Для детей очень важно видеть, что мир больше, чем они могли себе представить. Для огромного количества американцев мир заканчивается у границ Соединенных Штатов.

Конечно, в родной среде комфортнее. Возвращаешься в Америку и думаешь: «О, наконец-то английский!» Но разве скалолазы боятся трудностей? Нам надо уметь сопротивляться. Когда жизнь слишком уж простая, ленишься. Русский язык стал для меня большим испытанием. Я бы вместо уроков уходил в горы… Честно говоря, не очень-то усердно я им занимался.

Шпионские вопросы

— Конечно, когда я только приехал сюда, каждый новый знакомый считал своим долгом спросить, не шпион ли я. Это была, скорее, шутка… Теперь меня постоянно спрашивают, нужна ли помощь. Доверие надо заслужить.

У американцев есть стереотип насчет кавказцев. Они кажутся нам — тем, кто всегда улыбается, — неприступными и жесткими людьми. Всегда серьезны. И я думал: как же мы сможем подружиться?..

Разница в менталитете кавказских и американских бизнесменов огромна. Вообще, это опасный вопрос… Очень многое решают дружеские и родственные связи — мне было непросто такое понять. И до сих пор некоторые вещи меня смущают. Для меня бизнес — это прозрачная система, основанная на честности и доверии. А запутанные взаимоотношения, желание что-то скрыть, работать не по-честному — вредят. К счастью, я вижу, что ситуация меняется к лучшему, все больше людей работают легально.

Я не хочу сказать, что американский стиль предпринимательства — хороший, а кавказский — плохой. Мне бы не хотелось, чтобы мои коллеги-бизнесмены думали, что у нас есть какие-то универсальные рецепты. Их нет ни у кого.

«Озолотиться на скалодроме невозможно»

— Со временем я собрал тут группу людей, разделявших мое увлечение скалолазанием. Тусовка росла, мы выходили в горы, но теплого и вместительного места для тренировок не было. Сначала мы мечтали о таком, потом начали прикидывать — по карману ли нам построить скалодром самим, выживет ли этот бизнес? Хотя мы не рассматривали его как что-то приносящее доход, мы хотели выйти в ноль. Озолотиться на нем невозможно; вдохновлять людей заниматься спортом, дать им для этого комфортные условия — это было целью.

Мы обучим новичков азам, технике, оказывать первую помощь. Да, это точно безопасно. Во-первых, здесь невысоко, в любом случае страховка не позволит упасть и что-то себе сломать. Во-вторых, камни не валятся на голову, как в естественных условиях. А потом пойдем в горы.

У нас международная команда. Это мои друзья, я могу им доверять. И они, в отличие от меня, разбираются в том, как в Нальчике принято вести бизнес.

Мы строим скалодром в бывшем цеху фабрики. Раньше тут делали мебель или что-то в этом духе. Владелец здания даже не подавал объявление о сдаче места в аренду. Мы просто постучали к нему в офис — «У вас есть пустой цех, арендаторы нужны?» Площадь и высота потолков как раз вписывались в наш план — такое и искали. Вначале он нам не поверил. Но мы сотрудничаем уже девять месяцев и, кажется, в хороших отношениях. Ему и самому любопытно, что же будет дальше. Он думает, что наш бизнес не протянет долго: вначале место будет популярным, а потом сдуется. Я надеюсь доказать ему, что он не прав.

В институте мои самые талантливые и трудолюбивые студенты, к сожалению, уезжали из республики — они стремились в Москву или дальше, в Европу. Это хорошо для них, но плохо для развития Кабардино-Балкарии. Но есть и те, кто остался. Они отважны и не боятся начинать с нуля. Когда я преподавал, всегда говорил — не открывайте еще одну автомойку или парикмахерскую, или кондитерскую, или аптеку. Придумайте что-то новое, уникальное, сделайте то, чего до вас никто здесь не делал!

Екатерина Филиппович

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка