{{$root.pageTitleShort}}

А еще оно пришлет вам SMS

Махачкала — город, где воду отключают часто и иногда надолго, недавно целый район прожил так больше недели. Кто-то уповает на мэрию, а кто-то нашел инженерное решение и собирается на нем зарабатывать
1217

Выпускники дагестанского политеха Магомед Штанчаев и Хасай Юсупанов придумали, как справиться с извечной бедой Махачкалы — перебоями с водоснабжением. Даже если не случилось никакого форс-мажора и вода исправно подается во все районы города, обычное дело тут — отсутствие воды в часы пик на верхних этажах. Горожане ставят насосы и емкости, но этого недостаточно, решили Хасай и Магомед. Нужно умное регулирование. Над этим они работают уже почти год — и надеются скоро выпустить на «большой рынок» финальную, пятую версию «Умной емкости». Новое устройство, утверждают они, аналогов не имеет и может превратить Махачкалу из вечного коммунального аутсайдера в пример для других городов мира.

Магомед Штанчаев (слева) и Хасай Юсупанов

Магомед: Не во всем, конечно, пример, а именно в области водоснабжения.

— Махачкалу? Вы сейчас серьезно?

Хасай: Конечно.

— У меня за последний месяц отключили воду раз десять. И только дважды — с предупреждением.

Магомед: В нашем доме вот с утра пропала. Выясняю, в чем дело: где-то на улице Громова утечка. Разумеется, она не образовалась за час или день. Эта дыра, должно быть, долго сочилась. Ее можно было обнаружить и избежать очередных неудобств для горожан. Но никто не знал о ней. Или тот, кто знал, не сказал другим. Нет, не специально — потому что нет слаженной работы. Ну, может, кого-то там впоследствии отчитают, извинятся в лучшем случае, но кому от этого легче?

— Никому. Из извинений душ не примешь.

Хасай: Если речь об отключении воды во всем городе или целом районе, к нему еще можно успеть подготовиться: об этом напишут, предупредят. Но чаще-то об отсутствии воды узнаешь, когда заходишь в ванную умыться.

Магомед: Многие, устав оказываться в этой неловкой и неприятной ситуации, нашли выход — примитивное устройство, которое выкачивает воду из магистрали в емкость. Там она хранится, пока не понадобится хозяевам. Переключается все вручную, сама система управления где-то в подвале. Ключи, как правило, у соседа с первого этажа, а сам сосед — на свадьбе в Ленинкенте.

Хасай: Даже если ключи у вас, никакой гарантии, что вы не нажмете не туда и не устроите небольшой потоп, нет.

Магомед: Я сам пользовался такой системой, пока мы не разработали «Умную емкость».

— И в чем отличие вашего прибора от, как вы выразились, примитивного?

Магомед: По сути система та же. К емкости с водой подключается специальное устройство. Если магистральная труба заполнена, то водоснабжение происходит как обычно. А при отключении воды прибор переключается на резервуар, и вода оттуда направляется в трубы. Только делается это не вручную, а автоматически. Не нужно никуда спускаться, прилагать усилия. Вы даже не заметите отключения воды.

Хасай: Вообще-то заметите. Наша система оповещения введет вас в курс дела.

— Система оповещения?

Хасай: Да. «Умная емкость» будет писать вам СМС-сообщения.

— «Привет, как дела?» от устройства для хранения воды?

Магомед: Можно и так, но лучше по делу. Например: «Воду нельзя использовать, заменяю».

— Хочу получать эсэмэски от кастрюлек: «Хозяйка, sos! Здесь молоко планирует побег!»

Магомед: На самом деле это несложно устроить. Правда, не от кастрюли, а, например, от плиты или вытяжки. У нас есть клиент, который получает сообщения от насосов. У него их два и оба ему пишут.

Хасай: В общем, с уведомлениями проблем не будет. Как и со своевременной заменой воды. Вообще, деградация воды — одна из главных проблем, которые решает наш прибор. Хлорка — ее добавляют в воду для борьбы с микроорганизмами — испаряется, и вода в емкости портится. В некоторых случаях это может закончиться даже отравлением и кишечной инфекцией. Когда возникает необходимость, наш прибор самостоятельно обновляет воду, и в итоге она всегда пригодна для использования.

— Правда, что идея устройства пришла к вам во время ремонта?

Хасай: Да. Это было в прошлом году. У Магомеда шел ремонт, и тут на тебе — воду отключили. И мы как-то сели и разговорились, какая эта тягомотина с ручным управлением, особенно в век автоматизации и «интернетизации» всего на свете. Поговорили, подумали и решили создать такую штуку. До сих пор создаем и совершенствуем.

— А как же обои?

Магомед: Какие обои? А, ремонт… Они, кстати, до сих пор не наклеены. Обои — это не главное. Главное сейчас — реализовать задуманное и наладить массовое производство устройства. Но до этого надо пройти еще минимум один этап. Устройство уже четыре раза принципиально обновилось. Сейчас мы работаем над последней, пятой версией — самой усовершенствованной. Например, недавняя разработка собственного контролера помогла нам сильно урезать стоимость прибора. Если раньше она составляла от 25 до 35 тысяч рублей, то сейчас устройство будет стоить от 15 до 25 тысяч. Скоро будет готово и приспособление, с помощью которого «умная емкость» станет еще и компактной.

— Вы сказали, что планируете наладить массовое производство…

Хасай: Конечно. И причем именно здесь, в Дагестане. Как бы ни выгодно было обосноваться в Китае или еще где-то. Потому что это прежде всего новые рабочие места для нашей республики.

— У вас уже есть инвестор?

Магомед: Нет, пока мы тратим только собственные средства. Но в вялотекущем режиме ищем инвесторов.

— Почему не настойчиво?

Магомед: Сперва надо определиться с конечной версией продукта. Что бы вы понимали, у нас сейчас нет склада, забитого устройствами. Мы готовим их штучно, на заказ. И на этом этапе больше заняты не продажами, а сбором данных. Вместе с «Умной емкостью» мы устанавливаем потребителям специальное устройство, с чьей помощью собираем статистику по прибору — чтобы его улучшить.

— Но вы уже знаете, кто ваш клиент?

Хасай: Частные лица, организации, предприятия общепита.

Магомед: Да вообще любой, кому важен комфорт. Мы можем установить «Умную емкость» и для однокомнатной квартиры и для многоэжтажки. Просто приборы и емкость будут разного размера.

Хасай: То есть при желании жители условного дома на Петрова, 50 могут скинуться и заказать один прибор на всех.

Магомед: Но в идеале, конечно, если все будет централизованно.

— Инициатива мэрии?

Магомед: Верно. Мы хотим предложить городской администрации в качестве эксперимента отдать под наш контроль один дом или даже целый микрорайон. Мы установим приборы и будем собирать с них статистику: кто сколько потребляет, какие запасы нужны, на какие часы приходится пик использования воды и так далее. Все просто. В автомобиле, к примеру, мы видим, сколько осталось бензина и на какое время его хватит при текущем режиме езды. Схема похожа. С помощью этих данных можно легко отправлять воду оттуда, где она в избытке, туда, где есть ее дефицит. Такой системы пока нет нигде, и поэтому мы говорим, что Махачкалу в этом плане можно сделать показательным городом во всем мире. Другой вопрос, нужно ли это администрации и важен ли ей комфорт своих жителей?

Хасай: Пока он оказался важен бизнес-инкубатору «Пери Инновации». Мы рассказали там о нашей идее, и нам предоставили помещение с необходимым оборудованием.

Магомед: Потому что у «Пери» есть адекватное понимание ситуации. Проблема подачи и резервирования воды-то сейчас стоит остро не только в Дагестане. Людей на планете все больше, а пресной воды все меньше. Вот, к примеру, мы были в Саудии. Там вода стоит в разы дороже бензина и ее стоимость обусловлена не упаковкой, как в России. Если у нас бутылки объемом в пол-литра и в полтора не особенно отличаются в цене, то там разница очень ощутима.

— Раз уж мы заговорили про весь мир, у «Умной емкости» есть аналоги?

Хасай: Точных нет. Но есть похожие функции в западных разработках. А вообще, мы идем с ними в ногу и даже опережаем.

Магомед: Что-то еще хотел сказать… А! У нас в команде есть еще ребята. К примеру, Имам Юсупанов.

— Знакомая фамилия.

Хасай: Да, это мой брат.

Магомед: И он помогает нам в разработке специального приложения для смартфонов — оно позволит управлять «Умной емкостью», контролировать расход воды и получать рекомендации по ее экономному потреблению.

Имам Юсупанов (слева) разрабатывает мобильное приложение для управления «Умной емкостью»

— Магомед, вопрос к вам. Вы когда-то были главным редактором первого мужского глянца в Дагестане. Как так получилось, что теперь вы ученый?

Магомед: Было такое… Ну нет, мы не ученые. Это даже смешно, забавно. Ученые — это те, кто занимается наукой. Давай так, мы конструкторы. Вот. Бизнесмены-конструкторы.

— Тогда, бизнесмены-конструкторы, совершенствующие прибор до пятой версии, другой вопрос. Как вы относитесь к распространенному мнению, что перфекционизм — убийца бизнеса?

Хасай: Сомнительное мнение.

Магомед: Если бы оно было верным, мы бы сейчас имели кондиционеры, падающие нам на голову, чайники, через раз кипятящие воду, утюги, которые не доглаживают, и много всего не очень удобного. Что такое пять версий, когда Эдисон, создавая лампочку, сделал две тысячи попыток?

Кира Машрикова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка