{{$root.pageTitleShort}}

«Животных я почти не раздаю
— людям не доверяю»

В самом умном городе Кавказа — Магасе — решили вместо океанариума построить дом для десятков беспризорных животных. Пока же собак и кошек спасают зоозащитники — от болезней и других людей

Ингушетия претендует на звание самого гуманного региона России по отношению к животным. Такое мнение может сложиться из последних инициатив местных властей. Здесь запретили цирковые шоу с дрессурой — взамен зрителям планируют показывать голограммы слонов, тигров, обезьян и других зверей; в республиканском центре устанавливают домики для кошек и скамейки с подогревом, а на месте запланированного океанариума решено и вовсе построить приют для бездомных животных. Причем этот проект предполагается реализовать вместе с зоозащитниками. Между тем последние утверждают, что до гармонии человека и животных в республике еще далеко — и дело не только в деньгах.

Мы встретились с защитниками животных, чтобы узнать, как на самом деле обстоят дела с бездомными кошками и собаками и какой поддержки общественники ждут от власти.

«За каждого перевернутого жука тебе воздастся на том свете»

С ингушскими зоозащитниками мы встречаемся в сквере Материнской славы, куда они приехали из разных уголков республики.

Позже всех на встречу приходит Аиша: по пути девушка забегала на работу в ателье — кормить временно поселившихся там бездомных кошек, а пока шла по скверу, ставила на ноги каждого перевернутого жука. Подойдя, наконец, к нам, она тут же включилась в разговор.

Аиша

— Раньше каждый из нас занимался помощью животным сам по себе, — говорит она. — Нашли мы друг друга сравнительно недавно благодаря Instagram. Теперь у нас есть общий чат из 15 человек, советуемся друг с другом, пристраиваем животных, договариваемся о проведении различных акций. Зооволонтеров довольно много — надо объединяться. Мы решили создать автономную некоммерческую организацию — со дня на день ждем завершение регистрации. Это будет наш «Дом (или Ковчег) надежды». С названием еще не определились, но точно решили, что в совете учредителей у нас не будет главного, все будут равны.

Аиша живет в Магасе с 2015 года. Тогда она ненадолго приехала в Ингушетию на заработки из Пятигорска, но потом решила остаться насовсем. Здесь девушка приняла ислам, сменила русское имя Светлана на мусульманское Аиша и поселилась с двумя детьми и многочисленными кошками в съемной квартире. Она сразу обратила внимание, как нелегко в Ингушетии живется бездомным животным.

— Самая большая проблема — это плохое отношение к животным со стороны людей, в особенности детей, — говорит девушка. — Недавно соседский мальчик задушил целый выводок котят. Взрослые выбирают более «гуманный» способ: складывают малышей в мешок и увозят в поля, где они погибают от голода и диких зверей. Это страшно. За все это нужно будет перед Аллахом отвечать. И наоборот, за каждого перевернутого жука тебе воздастся на том свете.

«Если они сейчас такие жестокие, кто из них вырастет?»

Про жестокое отношение детей к бездомным животным говорят все без исключения активистки. Часто с этим сталкивалась и Ева Бекова. Она с детства подбирает и выхаживает у себя разных «бездомышей».

— Эту проблему надо решать комплексно, — уверена девушка. — Не можем мы, волонтеры, вдолбить в головы всех детей, что животных нельзя мучить, убивать. В первую очередь это должны внушать им родители и учителя. На уроках религиоведения в школах детям надо объяснять, что животные — такие же творения Аллаха, как и мы. Я как-то подобрала кошечку. Дети её замучили: били, порвали брюшину, ребра сломали. Если они сейчас такие жестокие, кто из них вырастет? Почему родители не задумываются об этом? Кошечку я выходила. Сейчас у нее у самой уже пятеро котят. Конечно, всех бездомных кошек к себе не заберешь. Тем более я замужем, — улыбается Ева.

По словам девушки, совмещать замужество и волонтерство нелегко, но она очень старается внушать любовь к животным и своей семье.

— На самом деле с мужем мне повезло. У нас есть лошадь, он часто с ней возится, заодно и мне помогает. Если меня нет дома, он и уколы делает кошкам, и лекарство дает, — рассказывает девушка. — Я всячески прививаю детям мужа любовь к животным. К примеру, беру котенка и говорю: «Он маленький, беззащитный, у него, кроме нас, никого нет, давай он будет твоим другом, обними его». Сейчас они очень по-доброму относятся к животным. Но изначально любовь пришлось именно прививать.

Ева Бекова

«Надеемся и верим, что приют действительно построят»

В своем Instargram Малика Альдиева, как и другие активные волонтеры, ведет страницу помощи бездомным животным. И именно на ее аккаунте впервые завязался разговор с мэром Магаса о будущем приюте.

— На рынке в Назрани уйма кошек с кожными заболеваниями. На моей странице мы объявили сбор средств на лекарства. Благодаря помощи неравнодушных людей мы всех кошек на рынке прокололи, накормили и выложили отчет об этом в Instagram, — рассказывает девушка. — Под публикацией отметили главу Магаса, пытаясь привлечь его внимание. И чудесным образом у нас это получилось.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Люди и звери
Гибель девочки, которую, предположительно, загрызли бродячие собаки, буквально взорвала Махачкалу: по городу разъезжают догхантеры, соцсети завалены снимками убитых животных, в мэрии — увольнения

Между Бесланом Цечоевым и волонтерами завязалась переписка: обсуждали проблемы бездомных животных. Мэр предложил продолжить дискуссию, но уже в живую. В мае этого года в городской администрации зоозащитнии обсудили с градоначальником проблему бездомных животных и варианты сотрудничества. После этого Цечоев объявил, что вместо запланированного дельфинария в Магасе построят приют для бездомных животных.

— На встрече мы убедились, что наш мэр очень добрый и хорошо относится к животным, болеет за них всей душой, — говорит Малика. — Он заверил нас, что с его стороны приют будет обеспечен оборудованием, кормами и ветеринарами, а мы будем продолжать свою волонтерскую деятельность, так как он хочет, чтобы за животными ухаживали неравнодушные, милосердные люди. Конечно, только на волонтерском движении без постоянной государственной поддержки приют существовать не сможет.

За строительство приюта выступает и глава республиканского Минприроды Магомед Бабхоев, с которым у волонтеров также состоялась встреча.

— Министр сказал, что после регистрации нашей АНО будем создавать приют и фонд защиты животных, в том числе и диких — это сейчас входит в юрисдикцию Минприроды, — говорит Малика. — При участии министерства будем привлекать меценатов и инвесторов. После этих встреч мы все воодушевлены, очень надеемся и верим, что приют действительно построят.

Малика живет в небольшом селе Экажево под Назранью. Ей всего 20, но она уже помогла выжить десяткам бездомных животных. Все началось с того, что как-то в холодную погоду она подобрала на улице обессиленного котенка — просто не смогла пройти мимо.

Малика Альдиева (справа)

— Котенок вырос и живет с нами. А мне с тех пор стали сниться сны, в которых я нахожу котят и помогаю им, — с улыбкой говорит Малика. — Я стала подбирать всех подряд, выхаживать и пристраивать. Недавно все мои подписчики следили за судьбой изможденной до предела кошки, которую я нашла. Она не могла ни есть, ни пить: на шее у нее было семь дырок. Лечила сама по назначению ветеринара. Каждый день выходила с ней в прямой эфир в Instagram. Многие писали мне, что молятся за нее. В итоге удалось поставить ее на ноги — породистой красавицей оказалась.

«Размножение бездомных животных — путь в никуда»

Мадина Кодзоева живет в Назрани, в своей квартире она держит 8 кошек. Еще одну квартиру в этом же доме женщина снимает специально для больных «беспризорников», которых после назначений врача лечит сама.

Обычно там обитает от 10 до 20 «квартирантов». Но, несмотря на это, в «кошачьей квартире» очень чисто. На кухне стоит стол с медикаментами, шприцами и бинтами, а сами усатые изолированы по отдельным комнатам. В одной — кошки, проходящие реабилитацию после стерилизации. В другой — получившие инвалидность после людской жестокости.

Кстати, двор дома тоже переполнен кошками — их Мадина также на собственные деньги кормит и стерилизует. Она очень просит нас не афишировать адрес, чтобы ей не подкидывали новых животных.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Дом брошенных зверей Валентины Кот
Как сделать так, чтобы бродячих кошек и собак стало меньше? И как им помочь, если не получается взять их себе? Ищем ответы в частном приюте в Ставрополе

Мадина уверена, что работу с бездомными животными в Ингушетии нужно начинать не с приюта, а с пункта стерилизации. Здесь это тоже большая проблема. К тому же приют — это глобальный проект, большие деньги, массовую стерилизацию же организовать гораздо легче, считает она.

— Размножение бездомных животных — это путь в никуда, — качает головой Мадина. — Мне очень импонирует, как поступают в Грузии и Турции: стерилизация, вакцинация, чипирование — и животные здоровы, безопасны, их отпускают. А покормить найдется кому. Но почему-то у нас деньги пускают на убийство собак. В Назрани почти всех истребили. Ведь это ненормально, когда улица пустая, без кошек и собак. В России есть программа «отлов — стерилизация — возврат», выделяются деньги, но они тратятся на что угодно, кроме прямого назначения.

По словам Мадины, стерилизацией кошек в республике занимается только один ветеринар и стоит такая услуга 2 300 рублей — немаленькие по местным меркам деньги. Женщина признается, что финансово ей становится все сложнее. На лечение и корма активистка тратит около 15 тысяч в месяц, а еще надо платить за аренду квартиры.

— Конечно, стараемся экономить, — признается Мадина. — С больными животными ездим во Владикавказ, там ту же стерилизацию делают за 1300−1500 рублей. А еще мне помогает владелица одного зоомагазина в Назрани Лиза — дает лекарства, корма, помогает советами. А так у нас в Ингушетии нет квалифицированной, оснащенной клиники, нет рентгена и УЗИ, нет врачей. Только ветеринары в ветпунктах, у которых есть базовые знания.

Мадина с одним из подопечных

«Мне повезло — в моей семье животных любят все»

Мадина Евлоева, из села Майское, помимо шефства над животными на протяжении нескольких лет помогает людям: у нее есть своя благотворительная группа помощи малоимущим семьям и инвалидам, которая входит в республиканскую организацию «Союз фондов». Все ее подопечные переживают, что она променяет их на кошек. Говорят: «Ты со своим приютом нас бросишь».

— Мне повезло: в моей семье животных любят все, — говорит Мадина. — Папа, наверное, даже больше, чем я. Сыну всего три года, но он ходит со мной на волонтерские мероприятия: кормить и обрабатывать от блох бродячих кошек на автостанции, там их много.

Мадина Евлоева помогает не только животным, но и людям

Сейчас в доме Мадины живет больше 20 кошек и еще 8 щенков, мать которых убили. По словам Мадины, это была единственная бездомная собака на все село и местных жителей ее соседство ужасно раздражало.

— Она ощенилась во дворе многоквартирного дома, я кормила ее, жителям это не нравилось, на меня даже отцу жаловались, — вспоминает Мадина. — Как-то я пришла, а собака мертвая лежит. Думаю, что кто-то из них убил ее.

После этого Мадина и ее отец решили забрать щенков себе. Так они и остались в доме. А еще недавно девушка неожиданно «приютила» двух ослиц. Животных держали из-за молока для больного человека, а когда стали не нужны, выгнали на улицу.

— Бродили голодные и неприкаянные, — вспоминает Мадина. — Я стала их кормить, и теперь, где бы они ни гуляли, постоянно приходят к нам.

Мадина работает в энергосетях контролером по свету, и когда ходит по домам, то контролирует не только свет.

— Да, это правда, — смеется девушка. — Я еще знаю, где какая кошка, какой породы. И когда в селе у кого-нибудь они пропадают, мне звонят: не видела ли? А еще меня про породистых постоянно спрашивают, не продаю ли? Не продаю! Животных я почти не раздаю — людям не доверяю. Поэтому если получится с приютом, то я буду одна из первых.

Диана Магомаева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка