{{$root.pageTitleShort}}

«Я пробую все на себе»

Вагифу Шихабидову 25 лет. После падения с крыши он оказался прикован к инвалидной коляске, но нашел в себе силы вернуться к активной жизни и помогать другим — он занялся эрготерапией

Ровно год назад Вагиф приехал в махачкалинский реабилитационный центр «Тарнаир» как пациент. После двух недель занятий он стал чувствовать себя намного лучше, научился самостоятельно пересаживаться из коляски на кровать и обратно. Для человека с переломом позвоночника это неплохой результат. А после третьего курса реабилитации ему предложили остаться в «Тарнаире» в качестве волонтера — помощника эрготерапевта.

Эрготерапия (от греч. «трудолечение») — раздел медицины, специализирующийся на оценке, развитии и восстановлении активности людей, которые в результате травмы или болезни потеряли способность самостоятельно двигаться и заниматься повседневными делами. Часто необходима пациентам после инсультов. Всемирный день эрготерапии отмечается 27 октября

История травмы

В 2020 году, сразу после пандемийных ограничений, Вагиф поехал в Краснодар на заработки. Физически крепкий парень, отслуживший в армии, грузчиком работать не захотел: побоялся надорвать спину. Старший брат помог устроиться в строительную бригаду. Однажды, ремонтируя крышу, Вагиф поскользнулся на мокрой черепице. Три года спустя он в деталях помнит, как падал и как брат пытался его спасти.

Вагиф Шихабидов

— Он увидел, что я падаю, и прыгнул за мной. Схватил меня за плечо, но я его потащил за собой. Он приземлился удачно. А я упал на бетон.

Парень вспоминает, что спину словно обожгло огнем. Ноги перестал чувствовать моментально. Дышать было тяжело, а слезы сами лились из глаз. Его оперировали восемь часов. Компрессионный перелом с разрывом спинного мозга, поврежден 1−13 позвонок.

Целый год Вагиф лежал на кровати неподвижно с тяжелым чувством осознания, что в 22 года его жизнь изменилась навсегда. И только благодаря поддержке брата он не пал духом.

Брат не только делал перевязки — он не позволял Вагифу терять мотивацию. Доходило до того, что он специально отодвигал подальше стакан воды или джойстик от плейстейшн, чтобы Вагифу приходилось прикладывать усилия, дотягиваясь до них.

— Я старался дотягиваться. Я выкручивался, как мог. Признаюсь, эти приемы, которые придумывал брат, мне очень помогали. Когда я достигал цели, даже самой простой, мне становилось приятно. Потому что взять стакан, который стоял в двух метрах от меня, это было словно найти воду в пустыне, — говорит Вагиф.

Повторная операция, к счастью, не понадобилась: позвоночник восстанавливался. После того, как врачи сказали об этом, старший брат начал с Вагифом тренировки, постепенно наращивая физические нагрузки.

Принять себя

Но физических тренировок недостаточно. Вагиф рассказывает, как тяжело было принять себя таким, поверить, что есть смысл бороться. Даже приехав в «Тарнаир» на реабилитацию, он долго игнорировал занятия с психологом, словно не хотел признавать, что у него есть проблемы. Первые четыре занятия он пропустил.

Беседы с психологом помогли осознать, что нужно принимать ситуацию, привыкать к жизни в ограниченном положении, иначе не получится двигаться вперед. После этого он иначе стал воспринимать рекомендации врачей, перестал пропускать тренировки, напротив — старался не упустить ни минуты во время курса реабилитации. Помогло и общение с другими пациентами.

В мае 2023 года Вагиф приехал в «Тарнаир» в третий раз… и получил приглашение остаться. Так он обрел профессию, о которой до реабилитации никогда не слышал. На вопрос, почему из десятков пациентов в колясках именно ему предложили заняться эрготерапией, Вагиф отвечает: «Видимо, из-за моей общительности и умения налаживать контакт».

{{current+1}} / {{count}}

Тест-драйв в коляске

Действительно, Вагифу, который сам пережил тяжелую травму, было легче понять других.

— Люди относятся ко мне проще, они открываются мне как своему. Я могу их понять, потому что сам был в таком же положении. Я знаю, что у них много вопросов, на которые им сложно находить ответы. Помню, как в первое время после травмы искал человека, такого, как я, у которого я мог бы спросить о том, что меня волнует. Я не находил. Было сложно и одиноко.

Вагиф полностью посвятил себя работе: находится в центре круглые сутки, проводит с пациентами досуг выходного дня. Он постоянно ищет новые способы облегчить жизнь людям после инсультов, травм и тяжелых операций. Учит заново одеваться, пользоваться столовыми приборами, средствами индивидуальной гигиены и многому другому и придумывает для этого свою методику.

— Я пробую все сначала на себе. Провожу этакий тест-драйв. И попутно я и для себя что-то новое узнаю от пациентов. Потому что есть люди, которые живут в инвалидном кресле много лет. У них есть опыт. Я не теряю контакт с пациентами, даже когда они уезжают. По сей день общаюсь с людьми, которые проходили реабилитацию вместе со мной. В прошлом году в сентябре поступил мальчик после инфаркта, почти в вегетативном состоянии. Сейчас он на ногах, ходит, занимается спортом, восстанавливает обычную жизнь.

Вагиф верит, что и сам со временем встанет на ноги, и настойчиво идет к этой цели. Работа в центре его устраивает:

— Грех жаловаться. Когда человек два года проводит в четырех стенах, он начинает понимать, что лучше быть полезным людям, чем сидеть дома и жалеть себя.

Фатима Назаралиева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Диалог прошлого и настоящего: зачем идти на выставку молодого художника из Дагестана

В Махачкале представили коллекцию эстампов Калеба Шмидта, оживившего серые рельефы древних строений и надгробий красками и новыми смыслами. Какими — рассказал сам художник