{{$root.pageTitleShort}}

Икра с чеченских гор

Специалисты осетрового хозяйства в горном селе Итум-Кали планируют зарыбить Азовское море. А пока доят икру и обустраивают туристическую базу для любителей ловить форель

— У нас получается икра совершенного вкуса, потому что осетры живут в проточной воде из горной реки. Я пробовал икру рыбы из стоячих водоемов. У нее болотное послевкусие. Оно допускается, но это уже не то, — рассказывает Роман Чехов, директор рыбного хозяйства, запущенного в Итум-Калинском районе Чечне в мае этого года.

Двухметровая визитка

Роман Чехов

Роман идет к одному из бассейнов, сожалея, что после дождей вода мутная — не видно главных обитателей.

— Здесь живут два самца белуги 2008 года рождения. Паспортов, правда, у них нет, — улыбается он. — Они как акулы. Когда вода прозрачная, стоишь, а рядом такое огромное туловище проплывает.

Длиной эти гиганты по 2 метра, весят по 70 килограммов. А станут еще больше — белуга растет до 100 лет.

— Они будут здесь всегда. Для красоты. Как визитная карточка.

Роман приехал из Крыма в первые дни строительства объекта и уверен, что все тут сделано как надо: основательно, по правилам и максимального комфортно для работников.

— Я чувствую себя востребованным специалистом. И есть перспективы — все, за что берутся в республике, доводится до логического завершения. Жена тоже работает здесь — технологом, занимается посолом икры. У нас очень грамотные рыбоводы, специалисты высокого класса. Согласились приехать вместе со мной, живут в гостинице.

Эффект морской воды

Рыбу для Чечни покупают в рыбхозах Ростова, Краснодара, Батайска, Ейска. На закупку выезжают со своим УЗИ-аппаратом. Обследуют особей, выявляя стадию созревания икры. Всего их 5. На 4+ можно уже сдаивать, поэтому отбирают рыбу на 3−4 стадии.

Перевоз рыбы — дело непростое. Необходима подача двух видов кислорода — жидкого и сжатого. Температуру воды в рыбовозе постепенно доводят до той же, что и в местных бассейнах.

Рыбхозяйство в Итум-Кали

Общая площадь — 7,5 тыс. кв. м

Высота над уровнем моря — 951 м

Бассейнов для разведения осетровых — 46

Плотность зарыбления — 45 кг/ кв. м

Мощность — до 300 тонн рыбы в год

Рабочих мест — 30

Стоимость проекта — 700 млн рублей

Дома рыбу сажают на карантин, добавляют в воду метиленовую синь, фиолетовый калий, чуть подсаливают — создают эффект морской воды.

— Естественный отход при перевозе рыбы — от 4 до 10%. У нас пока до 1%. Был печальный момент: перевозили большого самца белуги, он сильно бился и сломал нос. Пришлось зарезать.

Вода в бассейны поступает из горной реки Хачарой-Ахк самотеком и после очистки снова сливается в реку. Обогащается кислородом естественным образом. Также здесь построена кислородная станция и созданы четыре каскада с каменной наброской для дополнительного обогащения.

— Но есть проблема: в горах очень серьезные скачки температуры. Днем +20, ночью +6. Сбиваем их за счет водоемов-буферов, в которых отстаиваем и подогреваем воду естественным путем.

Хозяйство защищено и от стихийных бедствий. В этом году здесь уже столкнулись с паводками.

— За полчаса вода в реке поднялась до 2 метров, пошли селевые потоки. Мы перекрыли в горах наши плотины и, пока селевой поток не прошел, не открывали. В общем же система выдержит повышение воды до 4 метров.

Над бассейнами установлены видеокамеры. Данные с них выводятся в операторскую и на телефоны для оперативного реагирования в экстренных ситуациях.

{{current+1}} / {{count}}

Золотой осетр

Сейчас в хозяйстве содержатся более 20 тысяч особей 12 видов осетровых. Жилплощадь в бассейнах строго распределена — в каждом свой вид.

— Здесь находится золотой осетр, он же стерлядь-альбинос — редкий и ценный вид. У нас их 674 штуки. Здесь ленка — ленский осетр, скрещенный с калугой. Белуга активна, а эта поела, ложится на дно и почти не двигается. Это белужки, им 5 мая исполнился один год. Средняя навеска у них 460 граммов, — рассказывает Роман, переходя от бассейна к бассейну.

Кроме осетровых в хозяйстве держат два вида форели. Из них 2 840 особей — норвежская форель, или стальноголовый лосось. Очень редкая порода.

— Есть у нас и чеченская горная форель — 10 штук. В качестве эксперимента держим. Когда шла стройка, поставили 200-литровую бочку в Хачарой, они туда заплыли. Сейчас живут в бассейне. Вес где-то 350 граммов. У нашей — в среднем 1,6 килограмма. Кормим, наблюдаем — будут ли расти?

Как спасти Азовское море

Зимой рыба не питается, и ее иммунитет к весне ослабевает.

— У нас своя методика выведения рыбы из зимы. Мы обязательно добавляем жидкие и сухие пробиотики и мотыль. Даем им вкусняшку, и они начинают охотно есть.

У Романа есть мечта — поставлять живую рыбу в Азовское море. Переживает, что оно скоро станет мертвым — браконьеры почти все выловили. У хозяйства есть все шансы принять участие в специальной программе по зарыблению моря. Уже построен инкубатор для выведения малька, которого можно будет туда поставлять.

— У нас рыба будет рождаться! Как? Сдаиваем самца и оплодотворяем сдоенную икру. Из нее получается малек. Планируем запустить этот процесс следующей весной.

А еще здесь растят молодых ихтиологов. В Итум-Кали проходят практику 12 студентов, 9 из них после защиты дипломов решили остаться работать здесь. Новые кадры хозяйству пригодятся: директор уверен, что через два года тут будут производить 5−6 тонн икры и 100 тонн мяса на продажу.

Массаж для рыбы

{{current+1}} / {{count}}

— Иди, моя родная, моя хорошая, — ласково зовет Роман одну из самок в отделении преднерестового содержания рыбы. — Это наш «родзал». Они уже нервничают, хотят быстрее отдать икру. Полтора-два года беременные ходят!

Самок в «родзал» переносят на носилках, предварительно сделав им УЗИ. Через 5 дней им колют дозу гипофиза, через 12 часов — еще одну. И приступают к отбору икры.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Осетр над уровнем моря
Какой осетр вкуснее — черный или белый? И зачем рыбе делают УЗИ? Рассказываем, как работает самое высокогорное осетрово-форелевое хозяйство в России

— Сцеживание икры — процесс очень интересный и серьезный. В этот момент рыба подвержена стрессу, ничто не должно ей мешать, даже разговоры. Рыбу кладешь, животик ей двумя руками массируешь, и она отдает икру. Чтобы не было воспалительных процессов, еще два раза додаиваем. Потом колем антибиотики, витамины и выпускаем в обычные бассейны. Они все чипированные, у каждой есть карточка с историей болезни. Все как у людей!

После отбора икра попадает в икорно-разделочный цех, перерабатывается, солится, фасуется.

— У каждого специалиста свой секрет посола, и ни один из них о нем не расскажет, — улыбается Роман.

В этом году в хозяйстве рассчитывают получить 350 килограммов черной икры. В следующем — около полутора тонн. Сбывать деликатес планируют не только в республике, но и за ее пределами.

— Спрос очень большой. Стоит она 60 тысяч рублей за килограмм. В «Ленте» китайская — 76 тысяч. Я был в Китае и знаю, какая там икра. Мы получаем один раз в два года экологически чистый продукт, а там рыбе с рождения вводят гормональные препараты и доят дважды в год.

Мечта туриста

Живописный пейзаж, чистый горный воздух, водоемы с рыбой — отличное место для отдыха. Рыбоводное хозяйство уже располагает базой для приема туристов: 8 гостевых домиков, 5 беседок, ресторан на 70 посадочных мест. Планируется построить теннисный корт, футбольное поле, спортивные площадки и тренажеры под открытым небом.

А для любителей спортивной ловли есть два водоема общей площадью 16 тыс. кв. м. Здесь водятся карп, карась и форель. Еще три пруда с форелью расположены рядом в горах.

— База может принимать до 50 туристов в день. У нас все готово. Ждем только разрешения Минтуризма.

Диана Магомаева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

«А где парень, который за рулем был?»
Как живет и работает чеченская девушка-водитель

На женщин за рулем на Кавказе уже перестали коситься. Но девушка, которая открыла свое дело и возит туристов по разным республикам и даже за границу, — это все еще очень необычно для Чечни