{{$root.pageTitleShort}}

Трансформер инженера Мусаева

Конструктор из Махачкалы придумал электромобиль, который легким движением руки превращается в торговую точку. «Бизнес-машина» пользуется спросом, но для серийного производства нужны инвестиции

Крошка «Амал» —мал, да удал

Предприятие инженера Курбанали Мусаева в махачкалинском поселке Шамхал отыскать не просто. Мини-автопром развернулся в старом здании бывшей хлебопекарни. Именно здесь собирают уникальную самоходную торговую точку (СТТ) «Амал» (в переводе с арабского — «дело, труд»). По словам создателя, аналогов нет не только в стране, но и во всем мире.

— Идея возникла случайно, — рассказывает изобретатель. — Поехал как-то в Сочи. У меня товарищ там занимается продажей соков. У него была стационарная точка, а я предложил мобильную. Так мы и сделали нашу первую экспериментальную модель.

Электромобиль загружается сырьем, приезжает в нужное место и раскрывается, превращаясь в прилавок с козырьками от солнца. Корпус машины задуман как термос, есть емкости для фруктов, ледница, соковыжималка, отсек для отходов и пустых стаканов. У СТТ две передачи: пониженная (для движения по локальной точке) — 10 км/ч и повышенная (для смены локации) — 20 км/ч. Двигатель работает от сменного аккумулятора. Полного заряда хватает на 30−35 км пути и на работу холодильника в течение 7−8 часов. В комплекте есть и аварийный генератор.

— Была возможность установить бензиновый двигатель, даже с вариатором. Например, от скутера. Но электродвигатель дает возможность использовать «Амал» внутри любых павильонов, торговых центров. С бензодвигателем так не получилось бы, — объясняет Курбанали.

Трансформер из Шамхала

{{current+1}} / {{count}}

Курбанали Мусаев и Абдула Будайчиев

Прототип остался в Сочи, но конструктора было уже не остановить. За синей железной дверью его цеха в Шамхале нас встречает новый яркий концепт-кар «Амал-Айхо» — по имени олененка из советского мультфильма. Но формой он скорее напоминает какой-то мультяшный космический корабль.

— Я никогда не останавливаюсь на чем-то одном — это скучно. Захотел поменять дизайн и конструкцию. Мне не нравилась кабина: занимает торговую площадь. Так я придумал вход спереди. Рулевой механизм сделал подвижным. Ширина электромобиля всего 1,15 метра, но опрокидывание исключено — тут очень низкий центр тяжести. Аккумулятор тоже установлен ниже оси заднего чулка. Зато багажник вместительный. В него с легкостью вместятся шесть кегов для кваса. Но эта модификация — трансформер, может продавать все: мороженое, гамбургеры, жареную кукурузу, соки, фреши. А если немного переделать, превратится в шашлычную или в уборочную технику.

Крохотное транспортное средство собирается из отечественных запчастей.

— Ничего иностранного не берем. Укорачиваем задние чулки от «ВАЗа», колеса тоже вазовские, электродвигатели ставим асинхронные наши. Чтобы сделать торговую точку, многие сначала берут какой-то автомобиль за 1−2 миллиона. А потом еще вкладываются в него, чтобы переделать под торговлю. Мы же делаем все с нуля, и благодаря российским комплектующим цена небольшая — от 600 тысяч рублей.

Самые красивые руки

{{current+1}} / {{count}}

— В штате у меня всего четыре работника. Вернее, четыре с половиной, — сообщает Курбанали.

«Половиной» числится веселая дворняга по кличке Мика, которая крутится рядом с механиками.

— Она с нами с самого начала, — говорит Абдула Будайчиев, коллега Мусаева. — Мы с Курбанали хорошие друзья и во многом помогаем друг другу. Работаем над «Амалом» уже больше года. Работы много, творим же вручную, иногда приходится задерживаться допоздна.

В старом здании — творческий беспорядок и неожиданно чистые белые стены.

— Недавно побелил. Если бы приехали немного раньше, то увидели бы тут мои чертежи, — смеется Курбанали. — Когда приходит идея, ждать невозможно. Могу прохожего на улице остановить и на его спине что-то набросать.

Курбанали — выпускник Московского государственного технического университета имени Н. Баумана. Специальность — инженер-технолог, станкостроитель, конструктор. Креативить начал в конструкторском бюро одного из заводов Москвы. Но по семейным обстоятельствам из столицы пришлось уехать — с большим запасом идей. «Амал» — не первая его разработка. Он придумывает станки и строительные материалы, некоторые уже запатентовал.

— Наша компания дает людям возможность взять торговую точку и заняться своим делом, — говорит Курбанали. При этом сам он в сфере торговли никогда не работал. — Я до мозга костей производственник. Не умею заниматься чем-то другим. Моя душа связана с производством. Знаете, у борцов уши поломанные, а у меня — руки все в шрамах. Но я горжусь своими руками, они самые красивые. Очень люблю удивлять людей. Приятно, когда они видят что-то и говорят: «А что, так можно было?» Вот такая реакция для меня стимул. Да, деньги, конечно, тоже нужны, но эмоции важнее.

Требуется инвестор

Инженер продал уже четыре уникальных машины и говорит, что есть еще десять заказов. Следующий его проект — более объемная торговая точка, которая сможет развернуться до 20 квадратных метров.

— Спрос по Дагестану колоссальный. В республике активно развивается туризм. На Сарыкуме, на пляжах, в скверах от отдыхающих проходу нет, так что «Амал» пригодится, — уверен Курбанали.

Но массовое производство, к сожалению, наладить он не в силах. Сборка вручную отнимает много времени. Из инструментов в мастерской все самое простое и необходимое: компрессор, отрезной станок, шуруповерт, болгарка.

— Очень хотелось бы станок для автоматического нанесения стеклопластика. Но он стоит порядка 1,5 миллиона рублей. Сейчас весь раствор делаем вручную. А с таким агрегатом могли бы выпускать 30 машин в месяц.

Возможно, Мусаеву поможет Дагестанский союз промышленников и предпринимателей. Выпуск электромобилей здесь считают перспективным проектом, поэтому занялись подготовкой бизнес-плана для конструктора и поиском инвесторов.

Патимат Гусейнова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Диалог прошлого и настоящего: зачем идти на выставку молодого художника из Дагестана

В Махачкале представили коллекцию эстампов Калеба Шмидта, оживившего серые рельефы древних строений и надгробий красками и новыми смыслами. Какими — рассказал сам художник