{{$root.pageTitleShort}}

Магомедово яблоко

Магомед-Эмин Зуруев — чеченский Ньютон. В его жизни яблоко тоже сыграло судьбоносную роль. Правда, одного плода садоводу из Чечни оказалось недостаточно

Глава агрофирмы «Луч-15» Магомед-Эмин Зуруев объезжает свои владения как «яблоневый барон» — на машине. 110 гектаров пешком не обойдешь.

— Нет, 110 гектаров — это только яблоки, — поправляет мужчина. — Еще 6 гектаров клубники, по 7 — малины и чернослива и 2 — нектаринов. А еще мы возделываем люцерну, кукурузу, пшеницу. Общая площадь всего хозяйства — 650 га. Что я только не выращивал на этих полях за восемь лет: и подсолнечник, и томаты, и свеклу, и морковь.

«Лучевая» терапия

{{current+1}} / {{count}}

Магомед-Эмин Зуруев

Агрофирма расположена в небольшом селе Центора-Юрт в восьми километрах от Грозного. «Луч-15» стал светлой полосой в жизни бывшего госхоза «Юбилейный». В советские годы это было крупное хозяйство, но после военных событий жизнь здесь замерла.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Розовый рай села Кахун
Из «помидорного» села Кахун в Кабардино-Балкарии редко уезжает молодежь, а деревенские дома там похожи на загородные особняки. Секрет процветания прост: вода, климат и тяжелый труд

В 2015 году (как свидетельствует название фирмы) Магомед-Эмину предложили стать инвестором. Он согласился, и теперь «Луч-15» — место работы всей мужской половины его семьи: здесь трудятся пять его братьев, сыновья и племянники.

Сначала Зуруевы очистили это место от бурьяна, подготовили землю под первые экспериментальные посевы. Затем купили технику: семь тракторов, культиватор, агрегат для сбора обрезанных веток, измельчитель, который превращает собранные отходы в опилки.

Руководитель предприятия заключил договор с институтом развития «Кавказ.РФ». Полученные средства позволили оборудовать хранилище, которое может вместить 2 500 тонн фруктов и существенно улучшить условия работы.

Магомед-Эмин организовал миниверсию АЗС, где из цистерн подается солярка, зону отдыха и столовую, чтобы работникам не приходилось далеко уезжать на заправку и обед.

— В сезон сбора урожая здесь работает более 100 человек, — рассказывает директор. — И за всеми нужен контроль. Конечно, можно сидеть в кабинете в городе и слушать отчеты управляющего. Но я предпочитаю все проверять сам. Даже то, как собирают яблоки. Это нужно делать бережно. Плоды нельзя бросать, иначе образуется вмятина, она расползается в пятно и начинает гнить. А гнилой фрукт портит все остальные.

Охотник за плодожорками

Руслан Исхаджиев

— Не видели тут белую бабочку?

Руслан Исхаджиев ходит среди нектариновых рядов. Это редкий человек, которого бабочки не радуют. Руслан — агроном, следит за тем, чтобы урожай не пострадал от вредителей.

— К счастью, только одну заметил, — облегченно вздыхает он. — Это плодожорка, она очень опасна для нектаринов. Еще во время цветения, когда завязывается плод, личинка попадает внутрь, гусеница съедает мякоть плода. А бабочка — это уже второе поколение плодожорки.

Аграрии привыкли бороться со множеством вредителей. Среди них и тля, и клещи, но главный спонсор сельскохозяйственного брака — олёнка мохнатая. Она же — цветоед. На борьбу с ней уходит внушительная часть бюджета любого хозяйства.

Защита от защиты

Между рядами нектаринов едет синий трактор с прицепом-опрыскивателем.

— Тракторы у нас все минские — МТЗ, а вот опрыскиватели итальянские. Даже если покупаем белорусские, начинка у них все равно зарубежная, — рассказывает Руслан Исхаджиев.

В дождливую погоду расходы на средства защиты повышаются, ведь после каждого ливня обработку нужно повторять.

— В периоды повышенной влажности применяем фунгициды — средства от грибковых болезней: парши или мучнистой росы.

Руслан Исхаджиев — аграрий со стажем, работает еще с 70-х годов. Окончил Ставропольский сельскохозяйственный институт, выращивал пшеницу и подсолнечник. В Чечню приехал восемь лет назад и «переквалифицировался» на плодово-ягодные культуры. Дома у него тоже есть сад с виноградом, яблонями и малиной. А вот помидоры с огурцами он не жалует:

— Их приходится много обрабатывать, а я такое не люблю. Вообще, любой агроном должен уметь грамотно выстраивать защиту, чтобы определенный период до уборки не обрабатывать растения препаратами. Мы так и делаем, у нас своя схема защиты.

{{current+1}} / {{count}}

Капризная «флорина»

На 50 гектаров растянулись интенсивные сады. Так они называются из-за плотности: если в обычном саду на 1 га сажают около 400 деревьев, в «интенсиве» их помещается до 2500. Такие сады приносят больше урожая, но для них требуется более современная система орошения. «Лучевые» садоводы применяют метод фертигации, когда удобрения растворяются в предназначенной для полива воде.

К концу сезона на предприятии планируют собрать свыше 3000 тонн яблок. Это сорта «джеромини», «голден», «фуджи», «женева», «моди» и другие. Французскую «флорину» легко распознать по опаду. Много яблок уже осыпалось, покрыв землю розовато-красными пятнами.

— "Флорина" — самая капризная культура, — объясняет Исхаджиев. — Она очень нежная и восприимчива к холодам. Сейчас как раз идет июньский опад — дерево самоочищается, избавляясь от плодов, которые оно «не тянет». Каждый сорт по-своему его переносит, но «флорина» — с наибольшими потерями. И это везде так. Мы специально ездили в Осетию, чтобы посмотреть, как у соседей с этим дело обстоит. То же самое.

Попасть в яблочко

Но самые большие риски садоводов связаны не с вредителями и не с природными явлениями, а со сбытом урожая, говорит директор фирмы. Местные фрукты у оптовиков спросом не пользуются.

— Сейчас к нам завозят очень много яблок — высокая конкуренция. Если бы я мог продавать килограмм за 40−45 рублей, было бы легко. Но по такой цене их брать никто не хочет. А если отдавать дешевле, я даже фуру, на которой их вывозят, не оправдаю. Как-то звонит мне один человек, хочет купить яблоки и сбывать их в Санкт-Петербург: «За сколько продаешь?» — «Прямо с поля первый сорт — за 35 рублей». «Дорого у тебя, — отвечает. — Я за такую цену и польские могу купить».

К нам завозят польские и молдавские яблоки. Но так чисто, как мы, они их не выращивают. Тот, кто покупает фрукты на рынке, не сможет ведь анализ провести, ему главное, чтобы они были красивые. Конечно, яблоки будут красивыми, если пичкать их химией. Мы же привыкли с восторгом относиться ко всему импортному, еще с детства у нас так пошло, и до сих пор избавиться не можем. Нам даже яблок хочется пусть невкусных, но импортных.

Аза Исаева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

«А где парень, который за рулем был?»
Как живет и работает чеченская девушка-водитель

На женщин за рулем на Кавказе уже перестали коситься. Но девушка, которая открыла свое дело и возит туристов по разным республикам и даже за границу, — это все еще очень необычно для Чечни