{{$root.pageTitleShort}}

Гойты: чеченская «Икеа»

В некоторых кавказских селах импортозамещением занялись задолго до введения санкций. Например, в Гойты — чеченском селе мебельщиков, где можно найти предметы интерьера на любой вкус

Двенадцать Мебельных улиц

Село Гойты лежит на берегах реки Гойта в 12 км южнее Грозного. О его древности свидетельствуют курганы, в которых археологи находили стрелы и изделия из золота, относящиеся к V веку до нашей эры. А название говорит о воинственности его жителей: «гой» по-чеченски означает «войско». История села полна драматических событий. Во время Кавказской войны его уничтожили до основания, во время Гражданской войны здесь громили деникинцев, а через 10 лет — подавили антибольшевистское восстание.

Сегодня село — крупный центр оптовой торговли продуктами питания. Но в первую очередь Гойты славится своими мебельными магазинами. Когда в Грозном проходил конкурс дизайнеров, его участникам предложили нарисовать постеры для разных чеченских сел. Первое место занял дизайнер Хасан Барка, изобразивший карту Гойты в цветах «Икеи» с россыпью Мебельных улиц и центральным проспектом Дорогой Мебели, а также слоганом: «Лабиринт, который шведы мечтают увидеть во сне».

Художник не слишком преувеличил: в селе десятки мебельных цехов и около ста мебельных магазинов. Говорят, здесь есть 12 улиц, где буквально в каждом дворе — мебельный магазин-склад. Конкуренция никого не пугает, наоборот, продавцы всегда готовы подсказать покупателю, к кому из соседей стоит пойти в поисках нужного товара. В этом бизнесе все друг другу родственники или хорошие знакомые.

Чеченская национальная идея

А в покупателях здесь недостатка нет, ведь обустройство дома — это, можно сказать, чеченская национальная идея.

Чеченцы строятся всю жизнь, в перерывах делают ремонты, а между ремонтами — копят деньги на новую обстановку. Мебель покупают не только себе, но и детям. Поводов для покупки много: сын женится, дочь выходит замуж, Ураза-байрам на носу, надо гостей на новый диван посадить, у популярного блогера увидела — понравилось. Кстати, ремонт, а также уборка и готовка — самый востребованный контент в местных соцсетях. На этих темах раскрутились многие чеченские блогеры.

Сулейман Мерзоев — мастер по изготовлению мягкой и корпусной мебели

В Гойты мебель продается почти во всех домах. Идя по улице, обязательно увидишь распахнутые ворота, а за ними — полный двор мебели. Большие баннеры и схожесть товара создают эффект лабиринта: ты ходишь, ходишь и не можешь найти конца в этом царстве столов, шкафов и кресел.

— Весь этот баракат исходит от Сулеймана Мерзоева, — рассказывает Тоита, хозяйка одного из магазинов. — Он первым начал делать мебель у нас в Гойты. Когда стало получаться, он предложил нескольким знакомым заняться таким же бизнесом. Многие отказывались — считали неприличным открывать такой же магазин рядом с ним. Но он говорил, что это, наоборот, хорошо для дела. В итоге одна из его родственниц решилась, и так потихоньку все это приобрело нынешний масштаб.

Шерипова, 61

Дом Сулеймана стоит на улице Шерипова, 61. Для Гойты это примерно как гараж Стива Джобса в Кремниевой долине. Здесь начиналась мебельная эпоха села.

Правда, сам Сулейман ничего эпохального, да и просто примечательного в своей истории не видит и очень неохотно соглашается на интервью.

— О чем тут рассказывать людям? Я просто работал, потому что надо было работать и кормить семью. В 1994—1996 годах мой односельчанин Бай-Али Джабраилов предложил мне изготавливать мебель. Я сначала отказывался, но потом решил рискнуть. Мы с Бай-Али и его братом закупили материала на 10 экземпляров мебели. Работали в одном пустом цеху в Грозном — нас пустили без арендной платы. Методом проб и ошибок собрали четыре комплекта мягкой мебели — диван и два кресла. Скопировали с румынской. Все это бартером забрали знакомые, — смеясь, рассказывает Сулейман. — Потом братья уехали на заработки на север, и бизнес поневоле достался мне. Материала оставалось много, чтобы бросать. Моя супруга — швея, она могла помочь с текстильной частью и шитьем. И дело мало-помалу наладилось.

{{current+1}} / {{count}}

Сарафанное радио заработало, пошли заказы. Спустя некоторое время Сулейман уехал работать в Ставрополь на мебельную фабрику, но потом вернулся на родину — и к ремеслу.

Работал на втором этаже своего дома, Жена подбирала ткани для мягкой мебели, шила. Объемы росли, в доме становилось тесновато — соорудили пристройку.

«Гойтинский версаль»

Когда бизнес начал расцветать, около 50 сельчан вместе с ним стали делать и продавать мебель. Сейчас в этой сфере занято гораздо больше людей, но многие из них занимаются исключительно торговлей — привозят мебель из Турции. Несколько цехов в Гойты производят столы, стулья, табуретки, кухонные шкафы, деревянные кровати. И только в цеху Сулеймана изготавливают мягкую мебель. Здесь работают 20 человек. Несмотря на малое количество работников, объемы они производят приличные. Недавно он приобрел два больших станка — это значительно ускорит работу.

Постоянная покупательница гойтинской мебели Айзнат нахваливает диван, который она купила 12 лет назад.

— Этот диван прошел огонь и воду, и ни один болт у него не пошатнулся. Ткань постарела и потеряла форму: слишком много пятен пришлось удалять после визитов внуков, — смеется клиентка. — Хочу, чтобы мне ее поменяли.

Что ж, мастера Гойты предоставляют и эту услугу.

Сейчас Сулейману Мерзоеву 63 года, у него четверо детей, трое сыновей работают вместе с ним. Старший даже предпочел мебельный бизнес налоговой службе.

— Молодое поколение больше занимается поставками — продают через интернет, через соцсети. География все шире, — говорит Сулейман.

Сегодня гойтинскую мебель поставляют не только по региону, но и далеко за его пределами: в Ингушетию, Краснодар, Ставрополь. Даже живущие за границей чеченцы предпочитают брать мебель именно здесь — в Европе такой красоты не найдешь. Речь идет о фанатах барокко. Еще 2−3 года назад в Гойтах можно было приобрести мебель в стиле «гойтинский версаль»: изогнутые линии, множество резных деталей, позолота, бахрома — одним словом, страшный сон минималиста.

Нет «Икеи» — есть идея

Но в последнее время вкусы у покупателей стали меняться. Барокко тоже есть в наличии, но пользуется уже не таким спросом, как раньше. В основном покупатели предпочитают классику — турецкие модели с однотонными тканями ярких оттенков и отечественные копии «под Турцию». Редко, но можно встретить и спальный гарнитур в стиле хайтек.

И очень популярны изделия в стиле «Икеи».

Любовь к «Икее» у жителей Чечни пробуждалась постепенно. Сначала она казалась слишком простенькой, а теперь то ли блогеры привили моду, то ли уход «Икеи» из России сыграл свою роль, сделав бренд чем-то заманчиво дефицитным, то ли пришлась по вкусу практичность и многофункциональность этой мебели. Так или иначе, но спрос появился. Теперь в Гойты делают и продают «икеевские» стулья с крестиками, кухонные столы и шкафчики. По цене они дешевле, а по качеству, уверяют, не уступают фирменным.

{{current+1}} / {{count}}

— Мне самому по душе политика и ассортимент «Икеи», то, насколько легко ее можно собрать и разобрать, — говорит Сулейман. — Но чтобы самим создавать такую мебель, нужны не только дизайнеры и мастера, но и огромный рынок сбыта — только тогда будет возможность закупать материалы по самым низким ценам. А пока мы можем предложить неплохую «гойтинскую» альтернативу. Все возможно, нужно только грамотно подойти.

Своя мебельная столица есть и в Кабардино-Балкарии — это село Лечинкай. В годы перестройки предприимчивые сельчане стали возить мебель из Краснодарского края, да так успешно, что заняли всю нишу в Нальчике. Но склады находились в селе, и постепенно там же стали открывать магазины, чтобы покупатели имели возможность увидеть весь ассортимент. Сейчас мебель возят из разных регионов, в том числе из Дагестана, где штампуют столь любимые на Кавказе диваны и кресла в стиле «пафос» — с гнутыми ножками, позолотой и завитушками. В самом Лечинкае мебель не производят, только торгуют, но «мебельные магнаты» дают работу еще сотне местных жителей — продавцам, грузчикам, сборщикам, водителям.

Зарема Ахмадова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ