{{$root.pageTitleShort}}

Юнус-Бек Евкуров: Ингушские хоккеисты умеют биться не хуже американских и канадских

В Ингушетии не только свято чтут традиции, но и не боятся смелых экспериментов. Почему бы, например, не создать здесь несколько хоккейных команд? Главное — есть харизма, а ледовые катки будут
503

Попадут ли ингушские хоккеисты в Континентальную хоккейную лигу, сколько легионеров должно быть в футболе, как возродить вольную борьбу в регионе и побороть скандалистов-болельщиков — об этом и других спортивных темах ТАСС рассказал глава Республики Ингушетия Юнус-Бек Евкуров.

«Почему бы ребятам с Кавказа не заниматься хоккеем?»

— В республике появился новый проект, юная хоккейная команда «Магас-2007», которая спустя три года после своего создания выиграла престижный детский турнир памяти Александра Рагулина — 2017. Как вообще появилась эта идея?

— А почему нет? Почему бы ребятам с Кавказа не заниматься хоккеем? Тем более что у них есть необходимые харизма, характер, а в единоборстве они не уступят тем же американцам или канадцам. Уж в этом я уверен.

Все началось с того, что мы начали строить ледовый каток в республике, а в этом году сдаем еще один ледовый объект с трибунами на 1000 мест. Вот в связи с этим нам удалось создать эту команду. Теперь их уже три — две детских и одна юношеская. Подобрали хороших тренеров, один из Екатеринбурга, другой — из Белоруссии. Есть и наш ингушский тренер, он в свое время играл в сборной Казахстана. Все это люди, которые с душой относятся к хоккею, к детям и знают толк в своем деле. Мы хотим показать и доказать, что мы тоже можем.

В Магасе сейчас строится еще один спорткомплекс с ледовым катком, где мы будем создавать школу хоккея Вячеслава Фетисова. Он дал свое добро на это. А ледовый каток в Назрани, где сейчас дети тренируются, будет назван в честь Якушева. Таким образом, мы создаем такую атмосферу, чтобы дети соприкоснулись с легендами хоккея.

— Кем вы видите ваших хоккеистов в перспективе?

— Не исключаю, что наши ребята смогут участвовать в будущем в КХЛ, но загадывать не хочу — как пойдет, так пойдет. Но наш хоккей в любом случае будет в общей хоккейной системе координат. Кстати, как и наши футболисты, которые пока играют во втором дивизионе. Мы развиваем эти виды спорта, чтобы у нас были свои, доморощенные спортсмены.

«Болею за ЦСКА»

— Можно вкладывать большие деньги, миллиарды в иностранцев, что мы сегодня наблюдаем в футбольном мире. Но я не сторонник такого подхода. Вместо того чтобы развивать детский спорт, детский футбол, поднимать футбол и детей, мы вкладываем огромные деньги в чужих ребят. Мы почему-то вбили себе в голову, что только так можно развивать спорт. Да, такой подход тоже может быть, но надо определить допустимый процент иностранцев. Я допускаю 10 или 20 процентов легионеров, но никак не больше, ведь наши-то остаются в стороне, не развиваются.

На чемпионаты мира мы выходим со своими командами, а легионеры выступают за свои, изучив нас изнутри, забивая нам голы. И пусть со мной кто-то не согласится.

— Болеете за какой-нибудь конкретный футбольный клуб?

— Не столько за футбольную команду, сколько в целом за ЦСКА. Но смотреть красивый футбол очень люблю.

— Коли уж зашла речь о ЦСКА, как отнеслись к уходу Слуцкого в английский «Халл Сити»?

— Это его право выбирать, куда идти, он взрослый человек. Но раз его пригласили в английский клуб, значит у нас тренер с мировым именем. А это очень неплохо для имиджа нашего футбола. Уверен, он еще вернется и его опыт будет полезен отечественному футболу.

— А как обстоит дело с ингушским футболом?

— У нас есть игрок в сборной России — Магомед Оздоев, но в целом у нас нет средств на содержание команд. Наши игроки по три-четыре месяца не получают зарплату, а мы ломаем голову, как им помочь, где искать деньги. Пусть они и играют во втором дивизионе, нам не хотелось бы распускать команду, поэтому бьемся, ищем средства. Может, в будущем все-таки появится предприниматель, который поддержит нашу команду.

Стадион, спортзалы, бассейны…

— Федеральная целевая программа «Развитие физической культуры и спорта в Российской Федерации на 2016−2020 годы», которая уже пошла на второй срок, помогает реализовывать такие проекты?

— В рамках ФЦП мы построили два физкультурно-оздоровительных комплекса. Сейчас мы работаем в этом направлении вместе с министром спорта РФ Павлом Колобковым. Проблема в том, что надо представлять готовые проекты, а их нет. Чтобы сделать эти проекты, нужно понимание, войдут ли они в ФЦП? Подрядчики не хотят в этом участвовать, а в бюджете нет денег. На каждый проект нужны серьезные деньги. Мы готовы продолжать участвовать в реализации ФЦП, этот вопрос обсуждается, посмотрим, что получится на выходе.

— Какие спортивные объекты нужны Ингушетии?

— Всегда чего-то будет не хватать. Например, республиканский стадион, который, безусловно, у нас должен быть. Но сейчас мы разговариваем с Министерством спорта РФ о поддержке по линии строительства плоскостных сооружений — необходимы спортзалы при школах. Во-вторых, нужно нарастить потенциал в плане бассейнов, их надо хотя бы семь — в каждом районе, чтобы люди могли заниматься. А сейчас их только три. Необходимо оформить спортплощадками и придворовые территории. И вот в этом случае мы увидим здоровое поколение, здоровую нацию.

Для олимпийских видов спорта и профессионального спорта тех спорткомплексов, которые имеются в данный момент, тоже недостаточно. Если построить десяток физкультурно-оздоровительных комплексов, я думаю, для республики было бы достаточно.

Как поднять борьбу на голом месте

— Республика только что провела великолепный чемпионат России по греко-римской борьбе, который отметился замечательной организацией, высоким накалом страстей. Каково послевкусие спустя несколько дней после турнира?

— Безусловно, самое главное, что чемпионат действительно прошел на достойном уровне, для нас это очень важно. Тем более, что мы впервые проводим такое мероприятие. Я слышал много положительных отзывов.

Кроме того, мы приобрели отличный опыт в организаторском плане, увидели, какие ошибки были допущены, сделали выводы по работе в развитии вольной борьбы. Ведь если с греко-римской борьбой в Ингушетии все стабильно хорошо, то в вольной пока провал.

— Можно ли после этого чемпионата ждать скачка в развитии вольной борьбы в Ингушетии?

— Не то что можно, нужно! Ошибки надо исправлять. Думаю, мы это будем делать в том числе и через уроки борьбы в школах. Чтобы с первого класса детей привлекали к единоборствам с тем, чтобы ребятам это помогло найти себя в жизни. В любом виде спорта, направлении, даже если брать смешанные единоборства, что сейчас в моде у молодежи. Но надо понимать, что борьба — это база! Юных надо ставить на крыло, втягивать их, популяризировать борьбу, тем более что это — олимпийский вид спорта.

Кто-то всегда думает, что надо большие деньги вкладывать в развитие того или иного вида. Но я смотрю на борьбу в Дагестане и вижу — на голом месте ребята растут, и ни про какие деньги, тем более из бюджета, там даже речи не ведется. Думаю, мы отправим своих ребят для опыта в Дагестан. Именно там, и еще в Осетии совершенная школа спортивной борьбы, так уж исторически сложилось.

О культуре боления

 — Возвращаясь к чемпионату, не могу не спросить о вашей реакции на два инцидента с участием болельщиков, которые во что бы то ни стало хотели оказаться на борцовском ковре.

— У нас проходит много спортивных мероприятий, и, конечно, мы будем делать выводы по произошедшему. Я понимаю, кровь играет. Может быть, это и хорошо, что нет безразличия с их стороны. Но речь идет о культуре боления, о том, что нужно действительно болеть сердцем за своих спортсменов, а не провоцировать скандалы.

Что касается зачинщиков, то я уже дал поручение — готовится список с фотографиями зрителей, спровоцировавших эти ситуации. Он будет передан в органы правопорядка. В целом мы хотим сделать свою базу данных по таким нарушителям, поскольку у нас уже случалось подобное на турнире по смешанным единоборствам.

Такие ситуации легче предупредить, поэтому до начала мероприятий мы будем направлять такие списки в федерации субъекта по видам спорта. Эмоции пускай на трибунах выплескивают, но без оскорблений и нарушения закона. Так что произошедшее никак не повлияет на наше желание проводить соревнования.

Кстати, совсем скоро, 22 июля, нас ждет грандиозное событие — турнир по смешанным единоборствам «Битва в горах». В 2014 году мероприятие вошло в Книгу рекордов России как самое массовое высокогорное мероприятие — его посетили 23 тысячи человек. Теперь мы планируем побить это достижение. Осенью нас ждет «Битва нартов» в Назрани. А затем на очереди открытие нового зала дзюдо, куда мы планируем пригласить известных дзюдоистов России.

— После победы Хасана Халмурзаева на Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро возрос интерес в республике к дзюдо?

— Дзюдо в Ингушетии хорошо развивается, у нас много спортсменов хорошего уровня, замечательный тренерский штаб. Безусловно, после победы Халмурзаева на Олимпиаде интерес к дзюдо в Ингушетии возрос. Даже два моих старших сына после его победы начали заниматься дзюдо. Думаю, и многие другие родители поступили так же — поток детей в школы дзюдо увеличился. У нас вообще дети с удовольствием идут в спорт, мы создаем условия для всех, кто хочет заниматься. И дзюдо является не исключением.

ТАСС

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка