{{$root.pageTitleShort}}

«Красота — не главный критерий. Комфорт — более важное понятие»

Снос или реконструкция, пешеходы или автомобилисты, храм или сквер, рекордсмен-новодел или наследие? Новому архитектору Грозного всего 27 лет, но у него уже есть ответы на эти вопросы
676

Грозный — город с необычной судьбой. В отличие от многих российских городов, стремящихся избавиться от советского облика, он был не просто обновлен, а практически построен заново. Как говорят туристы, сейчас Грозный производит незабываемое впечатление. По словам специалистов, у Грозного есть амбиции и потенциал для развития. В каком направлении ему развиваться — рассказывает новый главный архитектор чеченской столицы 27-летний Хамид Тайценов.

Хамид родился в Москве в семье выходцев из татарской деревни под Нижним Новгородом. Выпускник московского архитектурного института и архитектурной школы МАРШ, архитектор КБ «Стрелка». Стажировался в норвежском архитектурном бюро Snohetta. Реализовывал проекты в Москве, Ташкенте и Грозном. При его участии в 2018 году был спроектирован грозненский парк имени короля Иордании Хусейна бен Талала (ранее имени Павла Мусорова) и обновлен проспект Мохаммеда Али, где и началась наша беседа с Хамидом.

О сухих фонтанах, перголах, скорости
и гостеприимстве

—  Это были первые проекты благоустройства, подготовленные КБ «Стрелка» и норвежским бюро Snohetta для чеченской столицы в рамках программы по созданию комфортной городской среды. Мы создавали общественное пространство, где можно посидеть, расслабиться, отдохнуть от навязчивой коммерции и услуг.

На стадии подготовки технического задания мы встречались с директорами школ, с местными жителями, собирали мнения, комментарии, потом проводили презентации. Кстати, пожелания в Грозном были достаточно простые: люди хотели побольше тени, чтобы было где летом укрыться от беспощадной жары, вспоминали питьевые фонтанчики. Так что инфраструктура для отдыха: сухой фонтан, перголы как один из эффективных элементов защиты от солнца, побольше деревьев, велодорожки, лавочки — все согласовано с людьми.

— Вас ведь приглашали многие города. Почему именно Грозный?

— Грозный мне уже знаком. Я здесь жил почти год, работая над парком, взаимодействовал с администрацией, знаю основные проблемы города.

Еще одно из преимуществ Грозного, исходя из моего опыта работы с разными городами России, — скорость, с которой здесь все реализуется. Есть возможность предложить что-то сложное и комплексное и успеть это реализовать.

— А если оставить в стороне работу, чем вас привлек Грозный?

— Людьми. Еще до того, как начались проекты «Стрелки» в Чечне, у нас стажировался парень из Грозного, его мы потом подключили к нашей работе над парком и проспектом. Затем мы познакомились и подружились с его семьей. И когда стали приезжать в Грозный по делам, самым приятным моментом во всей поездке было гостеприимство друзей, у которых я, кстати, сейчас и живу.

Навес (пергола) и скамейки на обновленном проспекте Мохаммеда Али

О проблемах с пылью, европеизации центра
и качелях

— С чего начнете?

— Первостепенная задача — закончить формирование центра. Довести его до уровня хорошего европейского города, сделать одним большим многофункциональным общественным пространством. Сейчас такие пространства островные. Есть улица Эсамбаева, главная площадь, на которой теряются одинокие качели, есть сквер перед мечетью, цветочный парк. Но между собой они плохо соединены. Наша цель — объединить эти острова. И функционально наполнить главную площадь, добавить интересные детали, чтобы привлечь туда людей.

— А помимо центра?

— В краткосрочной перспективе — решить проблему с пылью в городе, которая связана с большой долей открытого грунта на дворовых и придорожных территориях. Его надо засеивать газоном, высаживать озеленение или использовать там твердые покрытия.

Собираем данные о неосвещенных улицах. Их достаточно много, и их все в перспективе надо осветить. Помимо этого сейчас я занимаюсь дорожной картой по благоустройству общественных пространств. Есть территории вне центра города, которые необходимо благоустраивать. Чтобы у людей, живущих там, была возможность отдохнуть в пешеходной доступности, а не ехать в центр. Улицы в Грозном пока что транзитное место, по которому вы перемещаетесь из точки, А в точку Б, но не место, куда вы идете целенаправленно. Все в основном идут в кафе, торговые центры — в замкнутое пространство. Цель — сделать улицу таким местом, куда люди захотят прийти, чтобы там отдохнуть.

О «шашлычной» улице, Барском доме, культурном наследии
и ностальгии

— А как насчет интересных современных арт-объектов? Типа скульптуры The Beatles и памятника клавиатуре в Екатеринбурге.

— Самое простое решение — это поставить какой-нибудь креативный памятник, но оно не всегда самое удачное. Я уверен, что какие-то знаковые вещи должны появляться естественно, в результате инициативы горожан, или быть связаны с историей города, тогда такие места будут уникальными. Вот есть «шашлычная» улица в Грозном. Это место развивается само по себе, самостоятельно, и при этом активно используется людьми. Чем оно и ценно. Надо поддерживать такие инициативы, помогать развивать инфраструктуру в таких местах, чтобы туристы знали о них.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Каучсерфинг по-чеченски
Они научат вас любить Грозный, здоровый образ жизни и сушеное мясо. Грозненские поклонники культурно-диванного обмена — о том, как пришли в каучсерфинг — и почему пошли дальше

А сделать штуку, на фоне которой все будут фотографироваться, — это может сработать в первые пару месяцев, но потом все потеряют к ней интерес, таких вещей должно быть в меру.

 — Некоторые считают, что «Грозный уже не тот». Что можно сделать для тех, кто ностальгирует по старому городу? И нужно ли?

— Город не может застыть в одном состоянии. Он всегда будет развиваться. Большая трагедия, которая произошла 20 лет назад, заключается не только в том, что в Грозном были разрушены почти все дома, но и в том, что был растерян человеческий капитал: кто-то погиб, кто-то уехал. Но важно понимать, что есть люди, особенно старшего поколения, которые утратили все важные для себя объекты довоенного города. Даже не объекты, а ощущение того города. Конечно, хочется им его вернуть. Но это не значит, что если раньше на этом месте был цирк, то мы на том же месте его и построим. Путь к возврату утраченных ценностей не может быть таким прямым. Например, история с озеленением: Грозный был самым зелёным городом на Северном Кавказе. Мы планируем вернуть ему этот статус. Максимально сохранить старые взрослые деревья и высаживать новые. Ценность Грозного в том, что здесь возможно использовать большое разнообразие в ассортименте растительности. И историю про самый зеленый город можно подчеркнуть этим разнообразием.

Сухой фонтан на обновленном проспекте Мохаммеда Али

— В Грозном есть с десяток объектов культурного наследия. Большинство молодых грозненцев даже не знают, где они находятся. Их надо как-то обозначить, выделить?

— Повесить табличку — это один из самых простых способов. Но память мест и без табличек живет в людях. Например, Барскому дому табличка не поможет: он свой уникальный облик практически утратил. Там полностью поменялась наружная облицовка. Поэтому работа с наследием должна вестись бережно.

О пандусах, пробках, платных парковках
и красоте

— Какие проблемы Грозного вы видите на сегодняшний день?

— Недостаточная плотность застройки, пустыри на месте разрушенных зданий. Проблемы с улично-дорожной сетью. Сейчас все движение идет через центр, из-за этого в ближайшее время он может оказаться перегруженным. Для транспорта необходимо искать альтернативные пути. Надо менять уличные инженерные сети, заниматься аварийным жильем.

Во многих местах не соответствует стандартам среда для людей с ограниченными возможностями. Пандусы есть не везде и не всегда правильно сделаны — иногда по ним невозможно заехать на коляске .

Еще один важный момент — наружная реклама. Хотя в Грозном ситуация не так плачевна, как в других городах России. Но реклама нужна бизнесу, и нужно соблюсти баланс между интересами города и бизнеса.

В парке имени Хусейна бен Талала

— Пробки в Грозном — уже проблема. Что делать? Пересесть на велосипеды?

— Почему бы и нет? Велодорожки — отличная альтернатива. Надо развивать городскую мобильность: общественный транспорт, особенно автобусную инфраструктуру, велодвижение, вводить систему городского велопроката.

— А парковки? В центре не хватает парковок. Этот вопрос планируется решать?

— Вопрос парковок всегда стоит остро. Рано или поздно придется переходить к платной парковке. Сейчас пользование личным транспортом стимулируется — вас ничто не останавливает куда-то приехать, бросить машину и забыть про нее на день, что не всегда выгодно городу. Суть в том, что потенциально территория парковки может быть отдана под функцию, которая приносит обществу больше пользы, чем просто как участок для стоянки. Эту территорию можно отдать, например, под озеленение — для комфорта, под торговлю — для дохода в бюджет и так далее. Понятно, что такие меры нельзя проводить односторонне, они всегда являются лишь частью общих мер по стимулированию отказа от личного транспорта и развитию транспортной инфраструктуры. Без нормальных тротуаров, удобного общественного транспорта, пешеходной инфраструктуры и перехватывающих стоянок для пригородного транспорта люди не откажутся от своего автомобиля. Нужно искать какое-то решение, которое удовлетворяло бы потребности горожан, но при этом не мешало бы городскому развитию.

— Что, на ваш взгляд, важнее: уют или красота в городе?

— Красота — очень субъективное понятие. То, что красиво сейчас, необязательно будет красиво в будущем. Всегда надо думать, как это место будет выглядеть и как оно будет использоваться, например, через 10−20 лет. Поэтому в наших проектах красота — не главный критерий. Комфорт — более важное понятие.

О главных героях, пристройках, конфликте в Екатеринбурге
и дверных ручках

— В одном из интервью вы сказали, что в каждом городе своя уникальность, свой ориентир. Кто главный герой в Грозном?

{{current+1}} / {{count}}

Хамид Тайценов: «Есть места, в которых мне приятно находиться. Например, главная мечеть и территория вокруг нее»

— Люди. Они же являются и критерием успеха. Важно учитывать их мнение. Нельзя предлагать какие-либо решения, которые будут совсем непонятны местным жителям. Надо ориентироваться на культурные особенности региона. В том же парке Мусорова мы сделали молельные комнаты, чтобы люди могли совершить намаз, не уходя из парка, и использовали элементы национального стиля, например чеченского орнамента. Но их использование само по себе не гарантия качественного проекта. Чтобы это пространство жило, оно должно быть правильно организовано с точки зрения инфраструктуры и инженерного обеспечения. Раз ты специалист, то нужно предлагать такие решения, которые здесь еще не применялись, и при этом учитывать интерес местных жителей.

— Насколько важно участие горожан в планировании и реализации проекта?

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
«Такие места — ответ на вопрос: кто ты?»
Что не так в существующем подходе к организации городской среды? Пытаемся понять на примере хаотичной застройки Махачкалы и пластиковых окон в старинных кварталах Дербента

— Процентов 40−50 успеха. Конечно, все еще зависит от проекта. Одно дело, когда ты делаешь парк. А когда делаешь улицу, там пересекаются часто взаимоисключающие интересы многих сторон: автомобилистов, пешеходов, велосипедистов. Пешеходы, к примеру, не любят большие расстояния между пешеходными переходами. Они начинают перебегать дорогу там, где им удобно. Это противоречит интересам автомобилистов. Как раз чтобы снизить накал этого конфликта, нужны общественные слушания. При этом есть ситуации, которые могут решить только специалисты, например по техническим характеристикам оборудования, и опросы в таких областях не нужны.

— Вы, конечно, слышали о конфликте в Екатеринбурге? И, возможно, знаете о конфликте в Махачкале, где активисты тоже выступают против строительства православного храма на месте сквера. Что вы думаете по этому поводу как архитектор и как чиновник?

— За конфликтом в Екатеринбурге я внимательно слежу, про Махачкалу, к сожалению, не слышал. Но подобные новости стали поступать и из других городов. Вообще, конфликт в городе — это не что-то особенное. Город — место, где концентрируются разные, часто противоположные взгляды и интересы. Вопрос в том, как эти конфликты решать. Насколько я знаю, в Екатеринбурге вопрос о строительстве храма в этом месте был поднят достаточно давно и уже тогда вызвал негативную реакцию горожан. Особенность данной ситуации в том, что ее удалось взять под контроль только после того, как президент предложил очевидное решение — спросить самих людей, что они хотят. Почему этого нельзя было сделать раньше — непонятно. Это часть более широкой проблемы — взаимодействия между властью и городским сообществом. Часто стороны не слышат друг друга из-за отсутствия правильно выстроенной коммуникации. Это следствие неумения разговаривать с людьми.

— Вы были в Махачкале? Этот город отличается тем, что местные жители умудряются делать пристройки к своим квартирам в многоквартирных домах, причем не только на первом этаже. В Грозном такого не увидишь. Почему? Дело в менталитете грозненцев или в хорошей работе надзорных служб?

— Я еще не был в Махачкале, но видел подобные пристройки. Это не особенность исключительно Махачкалы, ведь речь идет не только о пристройках, а в целом об отношении к своему городу, к месту, где ты живешь. Это проявляется в самых разнообразных формах, например в отношении к историческому наследию, к городским деталям. У нас никто не считает зазорным менять облик старых зданий, менять двери и окна на новые, часто другого цвета и из другого материала, или, еще хуже, сносить здания и строить на их месте копии. Подобное можно встретить во многих постсоветских городах. Наверное, это в равной степени ответственность городских служб и общего уровня городской культуры. Если взглянуть на города развитых стран, то можно только позавидовать их бережному отношению к каждой детали, начиная от канализационного люка и заканчивая ручкой входной двери. Такое отношение и создает места, которые притягивают людей гораздо сильнее, чем строительство очередного «самого-самого» здания, которое через год уступит свое звание другому такому же.

О «Моей улице», критериях успеха, главной мечети
и симфонии Грозного

— Архитектура для вас — призвание, выбор, случайность?

— Не могу сказать, что с детства увлекался архитектурой. Просто в какой-то момент мне захотелось попасть в МАРХИ. И после этого я втянулся. Закончилось тем, чем закончилось.

— Вы участвовали в проекте «Моя улица» в Москве. Довольны реализацией этого проекта? И что бы вы сказали москвичам, которые остались недовольны?

— Мне кажется, что недовольные всегда есть. Знаю, что были замечания и со стороны автомобилистов, и со стороны пешеходов. И всегда кажется, что можно было сделать что-то и лучше, но не все было в наших силах. Архитекторы не всегда контролировали все решения. Но мне кажется, основные цели, которые мы перед собой ставили, мы смогли реализовать. Мы стремились создать современное городское комфортное пространство, где пешеходы будут чувствовать себя уютно, не забывая про интересы автомобилистов. Мне кажется, работа была выполнена успешно. Проводились подсчеты, анализ, как поменялось поведение горожан. Допустим, на Новом Арбате часть арендаторов сменили функции на те, что интересны пешеходам, например открыли рестораны. Больше людей стали выходить на улицу. И стало больше молодежи. Это позволяет сказать: то, что мы сделали, — это все-таки что-то хорошее для города.

— В Грозный надолго?

— Все зависит от потребности во мне и в тех задачах, которые передо мной стоят. Если я здесь нужен, буду здесь. Я привык к переездам.

— Не скучно в Грозном? Клубов и баров нет

{{current+1}} / {{count}}

Проспект Махмуда Эсамбаева после реконструкции

Проспект Махмуда Эсамбаева после реконструкции

Проспект Махмуда Эсамбаева после реконструкции

Проспект Махмуда Эсамбаева после реконструкции

— Мне не хватает общественной жизни на улицах. Это как раз одна из задач, которую я перед собой ставлю: способствовать тому, чтобы люди чаще выходили на улицу. Например, сейчас построили улицу Эсамбаева, и там уже большое количество людей. Значит, меняется городская среда. Появляются рестораны, уличные музыканты и торговцы. Сама жизнь становится гораздо активней и интересней.

— Есть какие-то здания в городе, которые вам как архитектору кажутся интересными?

 — Есть места, в которых мне приятно находиться. Например, главная мечеть и территория вокруг нее. Там все имеет законченный вид, все гармонично, ничего не надо менять.

— Какую музыку вы наложили бы на Грозный? Саундтрек к городу, скажем так.

— Мне кажется, его невозможно описать одним музыкальным произведением. В каждом районе будет своя музыка.

Диана Магомаева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка