{{$root.pageTitleShort}}

Клан чеченских геймеров: «Друг друга убивали и стали друзьями»

В киберпространстве они чемпионы континента и кумиры фанатов. А в офлайне — обычные парни, которых родители ругали за зависание в мобиле. Пока они не съездили в Рио-де-Жанейро и не стали миллионерами
11772

Команда киберспортсменов «Сборная ЧР» заняла первое место на чемпионате The Free Fire Continental Series 2020, победив в мобильной стрелялке 40 тысяч геймеров из Европы, Ближнего Востока и Африки. Из-за пандемии турнир проходил в онлайн-режиме, но это не сказалось на призовом фонде — победителям досталось 80 тысяч долларов, то есть каждый из пяти членов команды за пять часов финала заработал по 1,2 миллиона рублей.

Это не первая победа великолепной пятерки — в 2019 году на чемпионате мира в Рио-де-Жанейро они заняли второе место. Правда, неразлучной ее не назовешь: участники живут в разных частях света.

Магомед Гуциев, Ахмед Анасов, Фирузжон Шоев, Халид Вокуев

Sbornaya_CHR

Магомед Гуциев (ник Dzarmaro), капитан команды, 21 год, Санкт-Петербург, студент медвуза

Халид Вокуев (Kadyrov), 18 лет, село Герменчук (Чечня), студент педколледжа

Ахмед Анасов (Pokritel), 21 год, село Дуба-Юрт (Чечня), студент ЧГУ, факультет госуправления

Фирузжон Шоев (Mers), 16 лет, Сургут, студент педуниверситета

Бекхан Шамсаев (Tumso), 20 лет, Франция, геймер

Кто в Чечне мог поверить, что в какой-то телефонной игре Free Fire можно добиться такого успеха? Никто. И в первую очередь родители. Мама Халида Хадижат говорит, что они с мужем хотели, чтобы сын занимался футболом, ругали его, когда постоянно в телефоне сидел. В какие-то турниры и чемпионаты вообще не верили и серьезно к ним не относились.

—  После Бразилии поверили. А в прошлом ноябре все наши родственники, друзья, соседи у нас дома собрались. Прямой эфир был, все вместе смотрели и болели. Крики, смех. Ура-ура! Теперь я горжусь сыном и даже разбираюсь в игре, понимаю ее принцип.

«Это Кавказ» узнал у геймеров, как играючи добиться успеха.

ChR.Dzarmaro:
«Если ты классный геймер, можно в жизни больше ничем не заниматься»

— Магомед, как пять человек из разных мест стали командой? И почему именно ты стал капитаном?

— У нас в игре есть кланы, называются гильдии, и в своем клане я играл с Покорителем — Ахмедом. Неплохо играл, и Ахмед позвал меня в команду.

Магомед Гуциев и Халид Вокуев

Там кроме него были Халид и Бекхан. С тех пор играем вместе. Бекхан живет во Франции. Он выбрал ник Тумсо — по названию своего тейпа. Историю своего ника и что он означает я держу в секрете.

В реальной жизни мы все увиделись первый раз в Москве перед поездкой в Бразилию. Капитаном команды я стал, потому что русский язык хорошо знаю и каждый раз делаю регистрацию на турниры. А вообще, у капитана функций много: отвечать за тактику, координацию, говорить команде, как и что делать в важных перестрелках, чтобы не сдать позиции.

Сейчас нас в игре уже узнают. Если случайно с нами наши фанаты попадаются и у них получается нас убить, радуются. И даже если мы их убьем, все равно радуются. Пишут: так рады, что с вами встретились в одном матче.

— Только в виртуальном мире такая популярность?

— Нет, в реальной жизни тоже. В Чечне Кадырова и Покорителя многие узнают, подходят, интересуются. Очень многие поддерживают. Я каждое лето приезжаю домой в Серноводск, тоже узнают. Особенно дети и пацаны постарше. Хотят познакомиться, расспрашивают, просят сфотографироваться — это как-то необычно, неудобно. Мы стесняемся. Скорее всего, из-за менталитета.

После нашей победы много ребят из Чечни стали играть в эту игру. Многие стали тренироваться и создавать команды.

Не подумайте, что мы помешаны на игре и круглосуточно в ней зависаем. Это и для глаз, и для осанки плохо, если постоянно. У каждого есть свои дела параллельно игре. Некоторые команды 24/7 сидят в этой игре. Мы выделяем время — играем только по вечерам.

В планах — на чемпионате мира первое место взять. Чтобы Чечня представила весь регион СНГ на профессиональной сцене.

— В чем суть игры Free Fire?

— Принцип игры такой: 48 человек на самолете вылетают на остров — это 12 команд по четыре человека. На карте через некоторое время появляется зона, которая постепенно расширяется. В нее нельзя попадать: она уменьшает твои жизни. Получается, все команды сражаются в безопасном круге, который постепенно сужается. Чем меньше круг, тем меньше остается жизней. В конце концов, все команды друг с другом встречаются. Нужно выжить и занять первое место. Один раунд длится 17−18 минут. Именно за быстрые матчи эта игра нам нравится.

Пятый игрок в команде — запасной. Это не определенный игрок. Всегда по-разному. Иногда кто-то не в форме — это когда игра не идет, нет настроения, здоровья, не потренировался. У каждого так бывает. Тогда мы меняемся.

— Это фантастика какая-то. С телефонной игрой — на чемпионат мира, да еще и в Рио-де-Жанейро. Как вы попали в Бразилию?

— Сначала были отборочные матчи. Мы прошли отбор в турнире СНГ, потом с большим отрывом выиграли чемпионат Европы и путевку в Бразилию. Притом что у нас телефоны были слабые — айфон 5S, 6S. Сейчас — 11 Pro Max. Разница, конечно, чувствуется. Легче играть.

В Бразилии заняли 2-е место, чуть-чуть не повезло. Получили 80 тысяч долларов. Если бы взяли первое, получили бы 200 тысяч долларов.

Когда нам предложили полететь в Бразилию, мы хотели вообще отказаться. Стеснялись даже говорить родителям, что из-за игры куда-то едем. Потом подумали и решили, что такой шанс раз в жизни выпадает. И ничего плохого в этом нет.

Однокурсники, друзья поздравляли. Были удивлены, что из-за телефонных стрелялок можно поехать в Бразилию, заработать столько денег.

— Что запомнилось из поездки в Бразилию?

— Знаешь, там, на чемпионате, были те, кто вообще не знал, что такое не только Чечня, но и Россия. А после нашей победы узнали. И я, конечно, горжусь, что представляю Чечню. Как этим можно не гордиться?

Еще мы удивили местное население. Когда заселились в отель, увидели через дорогу океан и решили искупаться. Все бразильцы были в шоке, потому что для них вода была очень холодной.

Чемпионат мира по игре Free Fire в Рио-де-Жанейро

И, конечно, запомнилось то, как местные болельщики и фанаты в перерывах между раундами запугивали нас. Мы уверенно лидировали до последнего — восьмого — раунда. И они всячески пытались эмоционально вывести нас из строя, кричали, жест устрашающий показывали — пальцем по горлу.

— Расскажи о последнем турнире, в котором вы победили.

— В чемпионате The Free Fire Continental Series участвовали несколько континентов. В нашем турнире был регион ЕМЕА: Европа, Ближний Восток, Африка. Одновременно проходили турниры в Америке и Азии. Финал состоялся 28 ноября.

На этом чемпионате тоже был запоминающийся момент. Представляешь, нас в прямой трансляции уже объявили чемпионами континента, и вдруг судьи решают сделать переигровку предпоследнего — пятого — раунда. Оказывается, один геймер из арабского региона в раунд не залетел, и команда играла втроем. Пришлось переигрывать. Но мы сыграли даже лучше, еще с большим отрывом взяли первое место.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Кто отомстит мужикам за World of Tanks?
Правила жизни и выживания от главного разработчика культовой игры

— Расстроились, когда объявили о переигровке?

— Конечно. Но мы сразу взяли себя в руки. Это должно быть в характере киберспортсмена — никогда не падать духом. Даже при проигрыше. Бывает, кто-то ошибку совершит глупую, из-за него троих убьют. Иногда просто тактическая ошибка бывает. Индивидуальная. При этом нельзя дизморалить всю команду. У нас, к счастью, все это понимают, мы всегда поддерживаем друг друга. Этим и отличаемся от других.

— Дальнейшую свою жизнь связываешь с киберспортом?

— Скорее да. Хотя до Бразилии игра была как хобби. Теперь считаю, что это спорт. Потому что каждая команда тренируется днями и ночами. И киберспорт с каждым годом будет все больше развиваться.

Я живу с родителями в Питере, учусь на стоматолога в медицинском университете и еще не решил, кем буду — медиком или спортсменом. Не хочу оставлять ни то, ни другое. Пока удается совмещать. Особенно легко это делать на карантине.

Если ты классный геймер, можно в жизни больше ничем не заниматься. Есть куча киберспортсменов без образования, которым платят большие зарплаты. Ограничений в возрасте нет. Если человек хорошо играет, он и в 40 может быть киберспортсменом.

Деньги на чемпионаты выделяет компания Garena. Это ведущий разработчик и издатель игр в Юго-Восточной Азии. Они все финансируют — перелет, проживание. Кстати, геймеры и после завершения карьеры могут обеспечить свою жизнь блогерством. У меня есть свой YouTube-канал. 100 тысяч подписчиков на днях добил. Иногда делаю рекламу. Но не любую. Например, никогда не буду по заказу букмекерских компаний рекламировать ставки на киберспорт. Это запрещено нашей религией.

— Как ты распорядился своими призовыми?

— На первый приз купил себе телефон, остальное отдал родителям. На второй особых планов нет. Себе ничего не надо покупать. Все есть.

ChR.Pokritel: «Не говорю девушкам, что играю в игры»

— А ты связываешь свою дальнейшую жизнь с киберспортом?

— Нет. Хотя и люблю именно профессиональную игру. Начинал с Counter-Strike, затем другие стратегии. И во всех играх играл как профессионал. И всегда как Покоритель (в нике участника чемпионата должно быть не больше 12 символов. С учетом аббревиатуры ЧР Покорителю пришлось пожертвовать одной буквой в имени, получилось ChR.Pokritel. — Ред.). Этот ник у меня очень давно. Если мы поменяем ники, нас никто не будет узнавать. Мы же для наших фанатов звезды. Они нас по никам и по форме узнают. И очень радуются, когда нас видят.

— Чем занимаешься помимо шутеров?

— Три года занимался вольной борьбой. Из-за учебы оставил. Не получалось совмещать. Зато после учебы вечером было время на игры. Школу и колледж закончил без троек. Сейчас на третьем курсе в университете, уже лень учиться, начал отставать: много играю. Игра отвлекает от учебы, но меня это пока устраивает. Понимаю, что спортсмен должен и помимо игры развиваться, ведь когда-то придется ее оставить. Думаю, буду еще пару лет играть. После 23 лет уже несерьезно этим заниматься. Если женюсь, перед женой будет неудобно. Я и сейчас не говорю девушкам, что играю в игры. Говорю, что я на работе, занят. Все что угодно, только не это.

— Но ведь такими спортивными успехами можно гордиться.

— И все-таки я не считаю это спортом. Это игра. Игра не влияет на реальную жизнь. Это никак не связано. Конечно, деньги мы получили реальные. Никто не верил. Родители говорили, что зря время теряю. Когда я сказал, что мы выиграли Кубок Евразии, они думали, что там кто-то сидит и нас обманывает. Поверили, когда увидели прямые эфиры с наших игр. И каким-то чудом отпустили меня в Бразилию. Правда, я сказал, что, даже если проиграю, получу большие деньги.

Я и сам не верил, что выиграем. Думал, даже если не выиграем, это будет путешествие. Цель была хотя бы в топ-5 попасть.

— А попали на почетное второе место, да еще и столько денег заработали.

— Да. Я купил машину, телефон, остальное родителям отдал. На деньги, которые должны поступить в январе, хочу открыть бизнес. Еще не решил какой.

До Бразилии я никуда из Чечни не выезжал. Выехал — как будто в другую жизнь попал. Все чужое, но мне было интересно. Никто тебя не понимал, и ты — никого, и всем было без разницы, кто ты.

Больше всего мне понравился вид с вершины холма Корковаду в Рио-де-Жанейро, где установлена статуя Спасителя. Мы поднялись так высоко, будто были на облаках.

В Бразилии, конечно, были богатые, красивые и ухоженные районы, но были и опасные, жуткие, в которых преступность и страх. Не хотел бы жить в этой стране. Если уезжать, то в Германию, потому что немцы — самый спокойный народ.

ChR.Kadyrov: «Ставки не рекламирую. Это харам. Только честную рекламу»

— Халид, у тебя такой громкий ник…

— Наша команда представляет Чеченскую Республику, а значит, и главу республики. С Рамзаном Кадыровым мы пока не знакомы. Но я уверен, если он узнает о том, на каком уровне мы представили Чечню, он это отметит. Киберспорт в Чечне не очень развит, но у него здесь есть будущее: многие парни у нас очень хорошо играют в различные игры. И мы надеемся, что сейчас с новым министром спорта киберспорту тоже начнут уделять внимание. Но пока на профессиональном уровне только наша команда.

— Почему?

— Потому что нельзя ссориться и разбегаться после первого проигрыша. Мы как команду собрали? Друг друга убивали и стали друзьями. В прошлом апреле на чемпионате Russia League заняли третье место. Это для нас был проигрыш, но мы не стали никого обвинять и пошли дальше. В спорте должно быть только так.

— Значит, к своему увлечению ты относишься как к настоящему спорту?

— Да, для меня спорт. Если бы не был спортом, разве проводились бы чемпионаты? Плюс спортивный интерес. Я 5 лет занимался борьбой, 7 лет — футболом, играл профессионально в молодежной команде клуба «Ахмат». Как-то от нечего делать мы с друзьями скачали игру Free Fire. В итоге они бросили игру, а я бросил футбол — сделал выбор в пользу киберспорта. Уже тогда у меня была цель стать чемпионом мира.

К сожалению, в этом году из-за вируса чемпионат мира отменили. Иначе мы должны были поехать в Индонезию или в Бразилию. В основном в этих двух странах бывают чемпионаты. У нас были шансы победить, наша команда сильная, хотя и находимся мы в разных частях света.

Вы, наверное, заметили, у нас в чеченской сборной одно имя совсем не чеченское. Это Фирузжон — Мерс, он из Таджикистана, сейчас в Сургуте живет. Нам в команду перед поездкой в Бразилию нужен был пятый игрок. Все отказывались: в нас тогда никто не верил. А я как раз познакомился с Мерсом, он играл хорошо, и сам парень хороший. Мы позвали его в команду, сказали: «Тебе терять нечего, опыт будет, даже если ничего не займем». Он согласился.

Мы с Ахмедом, когда начинали играть, на русском почти не говорили. Из-за Мерса пришлось учиться. Сейчас хорошо говорим. А он уже чуть-чуть чеченский знает.

— Родители не побоялись отпустить вас за океан?

— Родители не верили сначала, что нас правда в Бразилию приглашают. Думали, нас разводят. Потом им официально позвонили из Garena и объяснили. Мне было тогда 17, с документами проблемы были из-за несовершеннолетия, но компания все решила.

Ахмед Анасов и Халид Вокуев

Окончательно все в нас поверили, когда мы выигрыш получили. Я отцу машину Camry купил, себе — телефон, наушники AirPods, компьютер.

В планах — набираться опыта в киберспорте и развивать свой канал на YouTube. Мне оттуда прислали «серебряную кнопку», когда я достиг 100 тысяч подписчиков. Сейчас их уже 250 тысяч. Канал — моя работа. Я делаю стримы, как играю. На рекламе зарабатываю. Ставки не рекламирую. Это харам. Только честную рекламу.

Диана Магомаева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

«Хочешь стать моделью в Чечне — будь готова к хейту»

У модельного бизнеса на Кавказе свои особенности: тут ни за что не станут рекламировать купальники и могут прийти на фотосессию с мамой. Исламская мода диктует свои правила — и постепенно покоряет мир
В других СМИ
Еженедельная
рассылка