{{$root.pageTitleShort}}

Сам себе монтажер

На улицах Грозного ассасин устроил погоню за потомками тамплиеров, а вайнах собирается подраться с викингом. И все потому, что модному чеченскому режиссеру надоело снимать свадебное видео
1099

Идеальная свадьба почти для каждой чеченской девушки — это жених как минимум из Грозного; платье от Веры Вонг; брендовые чемоданы… и видео, снятое Ибрагимом Оздаевым. Причем записаться к Ибре чуть ли не сложнее, чем найти мужа.

Человек с бульвара Эсамбаева

Ибрагим Оздаев

Вечеринок и светских раутов в Грозном не бывает, а поблистать молодежи хочется. Это можно сделать на свадьбах, в Гранд-парке, а с недавних пор и на бульваре Эсамбаева. До двухсотлетия Грозного он был одним из самых коротких городских проспектов. Но к юбилею столицы стал пешеходной зоной, покрылся брусчаткой, оброс скамейками и многочисленными кафе.

Летним вечером по брусчатке бренчат коляски, цокают каблуки, семенят туда-сюда кроссовки и кеды, крутятся колеса велосипедов и гироскутеров. Ибрагим сидит на скамейке и здоровается почти с каждым вторым прохожим. Ему издали машут рукой, улыбаются, останавливаются и слезают с велосипедов, чтобы поговорить. Он улыбается каждому, вежливо разговаривает со всеми. Телефон разрывается от уведомлений.

— Ты не представляешь, что творится в моем директе! Он разрывается, — улыбается Ибрагим, но телефон не достает. Самый занятой режиссер в Чечне еще и очень вежлив. Разговаривает спокойно и мягко, так, словно держит в руках камеру без штатива и боится, что кадр задрожит.

О картинке, планах и техниках съемки Ибрагим может говорить часами. Кажется, он попробовал себя почти во всех направлениях видеопроизводства: был оператором, режиссером монтажа. Теперь он режиссер и сценарист. Чаще всего Ибре заказывают рекламные ролики, музыкальные клипы и семейную съемку. Заказчик не уходит от него недовольным. Все потому, что прежде, чем приняться за работу, Ибра досконально изучает все, что было снято до него, и старается снять что-то революционно новое. Самый часто встречающийся комментарий под роликами режиссера — «Хочу такой же!»

Камера в руках Ибрагима плывет, летает, появляется неизвестно откуда и так же незаметно исчезает. В монтажном деле есть понятие «стык» — это место склейки двух кадров. В череде кадров, снятых Ибрагимом, сложно понять, где заканчивается один и начинается другой.

Из «Вегаса» в «Дельфы»

Карьера Ибрагима началась на телевидении. Ему было двадцать, когда он пришел стажироваться на региональный канал. Но стать оператором он мечтал с шестилетнего возраста. Все потому, что к ним часто приходил с камерой дядя, работавший в пресс-службе президента Чечни Ахмата Кадырова. Как только появились телефоны с видеокамерой, Ибрагим начал снимать ролики.

— Снимал своих друзей, клипы без смысла, набор картинок. После съемки на телефон сразу бежал на монтаж. Тогда была монтажная программа Vegas, вот в ней и монтировал. Когда я нашел эти съемки, удивился: откуда я тогда знал про все эти переходы?

К моменту, когда Ибрагим впервые взял в руки телевизионную камеру, он успел окончить художественную школу по классу рисования и прочитать много литературы о работе с картинкой и светом.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
«Те, кто делает кино, тоже не понимают, что происходит»
Почему исчезли настоящие военные документалисты, о чем надо снимать фильмы на Кавказе и каким будет кино нового поколения по версии режиссера и журналиста Ильяса Богатырева

В телевизионной практике операторская работа считается технической. Часто «техниками» становятся те, кто не осилил творческие специальности: не может писать тексты или работать на камеру. Ибра же целенаправленно стремился к тому, чтобы оставаться за кадром.

Асламбек Магомаев ныне фрилансер. Раньше работал корреспондентом телеканала и большинство выездов совершил именно с Иброй. Причем иногда со съемок привозился такой богатый видеоряд, что Асламбек специально дописывал закадровые тексты, чтобы как можно больше снятого Ибрагимом видео попало в готовый сюжет. В материале бывало крайне мало брака — кадров, которые не подходят под телевизионные стандарты. В итоге почти весь сырой материал попадал в эфир — такое вот безотходное производство.

— Он не просто шедеврально снимал, но и постоянно чему-то учился. Читал много литературы про операторское искусство, про работу корреспондента. Иногда мог даже журналистам подсказывать, как построить тот или иной материал. Он рассказывал мне, что, попав на телевидение, восхищался работой операторов и мечтал когда-нибудь снимать, как они. А сейчас он просто превзошел всех.

В 2012 году Ибрагим ездил на молодежные Дельфийские игры. Участникам было дано задание снять безмонтажный репортаж — идеально выстроенный, без дублей и мусора, так, чтобы с выключением кнопки камеры получился готовый сюжет. Ибрагим Оздаев с коллегой-корреспондентом стали победителями в номинации «Тележурналистика».

Третий не лишний

Ибрагим говорит, что смотрит фильмы не из-за названия, актерского состава или сюжета, а только «по операторам»:

— Януш Камински — личный оператор Спилберга, он в свое время был хорош. Сейчас в топе Эмануэль Любецки, — рассказывает Ибрагим. — Это мастер со своим видением и со своими принципами. Он вернулся к приемам, к которым прибегали в самом начале, когда кино только зарождалось, — и сумел придать им новый импульс. Может снимать десять минут один план и все это время держать в напряжении, глаз вообще не отдыхает. При всем этом он так красиво умеет заполнять паузы, да и стыки у него вообще незаметны. Даже я, со своим наметанным глазом, не могу их распознать.

Каждую картину Ибрагим смотрит минимум трижды: в первый раз наслаждается видеорядом, во второй — вникает в сюжет, а в третий получает удовольствие от того и другого.

— Увиденное в фильме я всегда стараюсь реализовать при собственной съемке. Вижу один прием и применяю его в своей работе. Я никогда не любуюсь тем, что снял, мне всегда что-то не нравится. Если ты будешь на сто процентов доволен собой, у тебя не будет роста. Когда я вижу, что мой операторский «трюк» начали использовать другие, я тут же от него отказываюсь. Не люблю шаблоны.

У Ибрагима есть своя съемочная группа. Они снимают ролики, свадьбы по заказу и короткометражки. Причем съемку семейных торжеств Ибрагим не любит.

Стоимость свадебного ролика (съемка + монтаж) — от 40 тысяч рублей.

Стоимость музыкального клипа зависит от сложности. В среднем — от 50 тысяч рублей.

— Там нет места для творчества. Сначала ты пытаешься что-то скреативить, снять интересные реплики гостей, накинуть их любимую музыку, постараться рассказать интересно о членах семьи, а потом начинаются их вопросы: «А где столы? Где чемоданы? Где чеченская лезгинка?» И все, я отдаю работу в руки монтажера и говорю: «Дальше работай сам». Получается такой стандартный диск о чеченской свадьбе.

Викинг против вайнаха

Зато режиссеру нравится съемка короткометражных фильмов. Один из них сняли к годовщине депортации вайнахов. В нем сыграли не профессиональные актеры, а знакомые Ибрагима — Джабраил Итаев и его дочь.

— В фильме есть момент, где маленькая девочка плачет. Мы никак не могли этого добиться. И в итоге отец сделал вид, что он падает, девочка пожалела его и заплакала.

Кроме того, благодаря Ибрагиму на улицах Грозного подрались ассасин и потомки тамплиеров. В короткометражке сыграли профессиональные паркурщики, с костюмами для героев помогли спонсоры.

На этот ролик Ибрагима вдохновил режиссер Девин Грэхэм, известный своими креативными короткометражками об экстремальных видах спорта. У него есть серия роликов о героях компьютерной игры Assassin’s Creed в современном городе. Ассасинов снимали в Нью-Йорке, Париже, Лондоне и в других крупных городах, а Ибрагим решил снять свою историю в Грозном — на том самом бульваре Эсамбаева.

И, кажется, это не последняя снятая им битва в Грозном.

— Хочу выставить викинга против вайнаха. Историки, конечно, могут закидать меня камнями, что такого не было, но все ведь может быть? — улыбается он.

Пролетая над гнездом Диснея

Ибрагим побывал в 15 странах мира, но не владеет свободно ни одним иностранным языком.

 — У меня свой английский, — смеется Ибрагим. — Мне незнание языка не мешало. Потому что самый лучший язык — это язык жестов.

Из Германии Ибрагим привез видео своей мечты — это съемки замка Нойшванштайн в Баварии.

— Друг позвал с собой, когда собрался поехать на оружейную выставку. И я сразу же понял, куда поеду и что буду снимать. До сих пор помню свои ощущения, когда приближался к замку в Баварии. Это ведь чудо, которое ты видел тысячи раз на заставке мультфильмов Диснея, а сейчас ты перед ним стоишь. Я взял с собой камеру и коптер. Летать над замком запрещает ЮНЕСКО, но я спрятался на парковке — подальше от законопослушных посетителей-немцев, накрылся плащом и управлял им. Не мог же я поехать в Баварию и приехать оттуда без Нойшванштайна!

График Ибрагима расписан на месяцы вперед. Он признается, что ему катастрофически не хватает времени:

— Даже сейчас еще не сдал клип, хотя там работы всего на пять минут. Но я часами ищу какие-то новые приемы, чтобы сделать видео поинтереснее. Если честно, я бы вообще отменил сон, потому что он занимает много времени. Ведь эти часы ты мог бы потратить на обучение чему-то новому, на прогулки и яркие впечатления.

Аза Исаева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка