{{$root.pageTitleShort}}

Конный тотализатор: как это устроено

Скаковой сезон на ипподромах России набирает обороты. Рассказываем всё о лошадях, наездниках, ставках и дамах в шляпах
881

Безудержный азарт, рискованные ставки, нарядные дамы и джентльмены — мы решили проверить, соответствуют ли стереотипным представлениям современные скачки, и отправились на Пятигорский ипподром, один из старейших в стране.

Ипподром — как это выглядит?

Во-первых, вы увидите трехэтажное здание с кассами, трибунами, рестораном и буфетами. Его построили в 1959 году — и архитектура соответствующая (это «новодел», первое здание тут возвели еще до революции).

Пятигорский ипподром открыли в 1885 году. Сегодня он единственный в России, где испытывают лошадей трех скаковых пород: чистокровной верховой, арабской и ахалтекинской. И хотя курорт прежде всего знаменит минералкой и горами, коннозаводчики уверяют, что Пятигорск находится в тройке российских городов с самой развитой культурой скачек — наряду с Москвой и Ростовом-на-Дону. Ежегодно в скачках тут принимают участие более 500 лошадей.

Во-вторых, скаковая дорожка — в Пятигорске она современная, выполненная по мировым стандартам, с покрытием FiberSand (это смесь песка, текстильных волокон и резиновой крошки) и системой автополива, чтобы покрытие было плотным и лучше амортизировало — лошадям так легче скакать.

В удаленности от скаковой дорожки расположены конюшни. В будние дни, по утрам, коней испытывают в галопах. Лучших — выставляют на воскресные скачки. В день проходит до 9 скачек, в каждой участвуют от 5 до 16 лошадей.

Ну, а рядом со скаковой дорожкой расположены судейская вышка, откуда жюри наблюдает за соревнованиями, медпункт и помещение для жокеев и тренеров.

Жокеи: легкий вес и крепкий характер

В 11 утра перед медпунктом выстроилась очередь из худощавых невысоких парней, с седлами в руках. Физическая форма жокеев — это отдельная история. Сложно представить, как взрослые мужчины могут держать массу тела в пределах 52−55 килограммов.

— Есть определённые правила: рассчитывается вес, который будет нести каждая конкретная лошадь в скачке, — рассказывает Алена Акимова, зоотехник и начальник производственного отдела ипподрома. — Обычно жокей знает, что в этот день в одном из заездов ему нужно будет скакать, скажем, на двухлетней лошади и он должен иметь вес в 53 килограмма. Он специально «выдерживается» — сгоняет лишнюю массу, а в остальных скачках, где его вес должен быть, например, 58 килограммов, просто берёт более тяжёлое седло.

Так что вес для спортсменов — очень важен. Тут даже есть поле для нечестной игры.

— Хитрости такие: жокей приходит на взвешивание с железной тяжелой пластиной в кармане, — продолжает Алена. — Получает нужный вес. Выходит на скачку, а потом выбрасывает пластину — и лошади легче скакать. Но мы не допускаем таких махинаций — у нас взвешивание проходит и после скачки. Если разница больше 400 граммов, результаты аннулируются.

Жокей узнает, на какой лошади стартует, только перед скачкой — это решают тренеры. Часто бывает, что спортсмен видит скакуна впервые в паддоке — небольшой огороженной арене, откуда лошади бегут на место старта.

— Перед скачкой — 10 минут, чтобы найти общий язык с лошадью, — рассказывает Тимур Гусейнов. Завсегдатаи называют его одним из самых сильных жокеев на пятигорском ипподроме. — Мы должны уметь обуздать любого скакуна — это главное в работе. Я вешу 55 килограммов, мне легко держать вес. Ем все: хинкал, пироги… Зимой, когда меньше двигаюсь, могу немного набрать, но к скаковому сезону возвращаюсь в форму, — опровергает Тимур стереотип об изнуряющей диете жокеев.

Шоры — это маска, которую надевают на морду лошади, чтобы закрыть ей боковой обзор. Непосвященные зрители думают, что этот яркий атрибут — для красоты, но его используют, если скакун пугается соперников.

А еще он говорит, что, вопреки общепринятым представлениям, наездники — не очень-то суеверные люди. Но есть одно правило: не давать никому свои вещи перед скачкой.

— Хотя я этому правилу не следую, — признается Тимур.

— А я не даю — считается, что отдаешь удачу, — объясняет его друг Артем. — Может подойти кто-то и попросить, например, шоры. Мне не нужны, но я рисковать не стану.

Завсегдатаи: деньги — не главное

За час до первой скачки «непосвященных» зрителей на трибунах мало: места заняли тотошники — так на ипподромах называют заядлых любителей делать ставки. Рядовая скачка на пятигорском ипподроме собирает 300−500 человек, а «звездные» дни — Дерби, Кубок чемпионов — по 3 тысячи и больше.

Многие из тотошников начали ходить на ипподром еще в детстве.

— Сколько я здесь… Да скоро 50 лет будет! — Михаил Алексеевич, мой сегодняшний наставник в азартной игре, — бывший военный. Кстати, среди тотошников много людей этой профессии, но объяснить почему завсегдатай ипподрома не может.

Впервые Михаил Алексеевич попал на скачки в 12 лет — привел дед. Школьник несколько раз подсказал дедушке ставку и выиграл 47 рублей — хватило на покупку нового велосипеда. Если бы не случайное везение в тот день — неизвестно, стал бы тотошником.

— Заинтересовало, — вспоминает он. — Но больше так не везло. Среди удачливых игроков — если их так можно назвать — нет везунчиков. Все, кто выигрывает на скачках, — люди, которые ходят сюда годами, хорошо разбираются в лошадях и любят скачки.

Михаил Алексеевич любит и лошадей, и скачки.

— Нет тех, кто ходит ради денег. Приходим пообщаться, поспорить, встретиться с друзьями, — машет он рукой в сторону товарищей-игроков. — Сейчас люди могут выиграть пусть 10−15 тысяч, чаще — пару тысяч. Или меньше… Уже не так, как в советское время — тогда люди выигрывали… Я как-то взял 1400 рублей. Зарплата у инженера была — около 100 рублей. Это примерно как миллион на нынешние деньги. Можно было купить машину! Но автомобиль у меня был, я захватил жену и тещу — мы поехали гулять в Киев.

Для тотошников ипподром — второй дом: за десятки лет историй у них накопилось больше, чем удачных ставок. Многие заядлые игроки могут рассказать об иронии судьбы и везении новичков.

— Пришли мои друзья — семейная пара. Спрашивают: на кого поставить в скачке? Я понял, кто фаворит, сказал им номер. Они перепутали и в кассе назвали этот номер для другой скачки. А там — лошадь-аутсайдер. И она пришла первой — они хороший куш взяли, — приводит пример Михаил Алексеевич.

Есть и забавные истории, уже ставшие местными легендами.

— Часто смеемся — вспоминаем жеребца Дятла. Ох и дерзкий, часто приходил первым. Не умел проигрывать: если вдруг его обгоняла другая лошадь на финише — он кусал ее за бок. Цапнет соперника — тот и затормозит, а Дятел — первый. Его, конечно, снимали со скачки, но так и не отучили кусаться…

Ставить — на фаворитов и аутсайдеров

Тотализатор работал на пятигорском ипподроме всегда, даже когда попал под закон об азартных играх. Кассы, конечно, не принимали ставки — но у тотошников были блокноты и «котлеты» из купюр по 50−100 рублей.

— У нас компания — 20−30 человек. На других трибунах свои компании и свои блокноты… Кстати, выигрыши были побольше: сейчас ипподром забирает часть денег, а тогда мы были сами себе хозяева. Многие скучают по блокнотам, — рассказывает Михаил Алексеевич.

Чтобы играть на тотализаторе, нужно завести карту участника пари — это пластиковая карта, ее здесь выдают бесплатно, по паспорту в отдельной кассе на первом этаже. В других кассах ее пополняют и принимают ставки на лошадей. В ходу только наличные.

Сделать ставки на все заезды можно еще в начале дня. Но у завсегдатаев вдумчивый подход, они выстраиваются в очереди у касс только после того, как лошадей поведут на старт из паддока и представят тренеров, наездников и владельцев.

— Бывают скачки, где совсем непонятно, кто фаворит. Тогда смотрим — кто родители, кто тренер, как ведет себя лошадь. Так определяем потенциального победителя. И тут же примечаем, кто «слабенький»: на аутсайдеров обязательно надо ставить — они приносят самые большие выигрыши. А на фаворите чаще только свою ставку возвращаешь, — просвещают меня опытные тотошники. Можно поставить на несколько лошадей сразу, а еще попытаться угадать «тройку» лидеров — но это для очень опытных игроков.

Приходит время делать первую ставку. «Должен победить Баян — у него сильные родители», — уверяет Михаил Алексеевич. Такого же мнения все его друзья — тут никто не скрывает, на какого скакуна ставит. Но я аккуратно ставлю 100 рублей на красивого ахалтекинца с хипстерским именем Дизайн-Сэр. Он приходит последним. Впрочем, Баян — как ни скандировали его кличку все трибуны — оказывается вторым.

«Слушай меня — а то написать будет нечего», — переживает мой учитель, и во второй скачке ставлю на потенциального фаворита. Резвый арабский скакун приходит первым — впрочем, я бы поставила на него и не зная о звездных заслугах: он уже из паддока рванул к старту, опережая всех соперников.

К азартным играм я равнодушна. Но в четвертой скачке срываюсь со своего места на трибуне — чтобы поближе рассмотреть скаковую дорожку. Прыгаю от радости, когда моя лошадь приходит первой и раздумываю, не прийти ли в следующий раз в длинном платье и шляпке.

Где же дамы в шляпках?

На трибунах — весело и шумно, перекрикиваются и спорят тотошники. Дорожка хорошо видна, ведущий комментирует всю скачку, а результаты — не подтасовать. Во-первых, на финиш направлена хорошая видеокамера, во-вторых, с судейской вышки — все видно, к тому же на ипподроме есть оператор фотофиниша.

Если вы представляете завсегдатаев скачек как мужчин в пиджаках и с биноклями в сопровождении элегантных дам в шляпках — ошибаетесь. Мужчины — в удобной одежде, бинокли встречаются, но редко. Девушки тоже далеки от традиционного женского «ипподромного дресс-кода» — платьев и шляпок. Но это только в обычные скаковые дни. А вот на «больших скаковых днях» тут проходят конкурсы на лучшую шляпку. Особенно много нарядных зрительниц на летнем Дерби или Оксе (Окс даже называют «женской скачкой»).

Ну, а в ресторане на третьем этаже тише — хотя и доносятся крики с трибун — и очень красиво: горы Юца и Джуца — вдалеке, за скаковой дорожкой, отсюда будто бы видны лучше, чем с трибун. В ясную погоду показывается Эльбрус.

Здесь можно выпить кофе или вино, поесть шашлык, пироги, десерты. Место подходит, пожалуй, для женщин в шляпках, а тем, кто хочет почувствовать атмосферу шоу и азартного спорта, — вниз.

Необъективные игроки и лошади Кадырова

Еще один завсегдатай, Алексей, не сидит на трибунах с общительными тотошниками. Все время стоит у паддока, разглядывает каждого скакуна… Только он — необъективный игрок. В 8-й скачке ставит на лошадь, которую тренирует его сын. Она приходит второй. «Жокей подвел», — грустно заключает мужчина.

Его сын, как и другие тренеры, жокеи и остальные работники ипподрома, не ставит на лошадей. Запрещено это по правилам только жокеям, остальным — можно, но тут помнят советское время, когда за ставку увольняли с позором. Еще осталось мнение: мол, не спортивно, не престижно, не для профессионалов. Пара конюхов признаются: ставят пару раз в сезон, не чаще. Зато все конники охотно подсказывают новичкам.

От лошадей Рамзана Кадырова меня отговаривали все: и тотошники на трибунах, и тренеры у паддока, хотя в последней, 9-й скачке, явного фаворита не было:

— У него хорошие кони. Только самые хорошие скачут на ипподромах в Дубае или в Европе. Те, что здесь, — похуже.

Я верю, но все же решаю сделать ставку. Выбираю чистокровного верхового жеребца Сурадина — типичную «темную лошадку». Он вырывается вперед на старте, но финиширует вторым.

Я теряю почти половину из заработанных за день благодаря советам Михаила Алексеевича 400 рублей. Мой чистый выигрыш — 250 рублей. Карту можно обналичить в любой момент — в кассе. Выигрыш не сгорает — его можно принести на ставки в следующее воскресенье.

А Михаил Алексеевич уносит домой полторы тысячи. Традиции ходить в ресторан после скачек у тотошников нет. Послезавтра, в 4 утра, они соберутся на ипподроме смотреть на галопы — утренние тренировки лошадей.

Сколько стоит?

Билет на ипподром — 150 рублей

Программа скачек (покупается каждое воскресенье) — 200 рублей

Каталог лошадей (покупается раз в сезон) — 250 рублей

Ставки — от 20−50 рублей (в зависимости от вида пари) и без ограничения


Самые интересные и «звездные» скачки:

—2 июля — Кубок Окс (испытание кобыл)

—23 июля — летнее Дерби

—3 сентября — Кубок чемпионов


Скачки на пятигорском ипподроме проводятся с мая по октябрь по воскресеньям. Начало в 12:00, окончание — в 15:00−16:00.

Анастасия Степанова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Все могут казаки: как ставропольские староверы празднуют свое возвращение в Россию

Жители двух сел на Кавказе до сих пор помнят обычаи казаков петровских времен. Их предки, несмотря на 250 лет жизни за границей, смогли на чужбине сохранить то, что на родине давно забыто
В других СМИ
Еженедельная
рассылка