{{$root.pageTitleShort}}

Талия — дело тонкое

Корсеты — для звёзд, мужчин, обычных девушек и любительниц исторической реконструкции — всё это, как выяснилось, делают не где-то, а в Дагестане. Наш репортаж из бельевой студии
2655

Как начать специфичный «бельевой» бизнес в Дагестане, сделать компанию ведущей в стране, найти клиентов за границей и добраться «до звезд»? Рассказывает владелица единственной корсетной мастерской на Северном Кавказе Вероника Фангахра.

Интимнее некуда

Миниатюрная симпатичная девушка встречает нас на рабочем месте — в студии «Fangahra corsets». У Вероники Фангахры необычная профессия — корсетмейкер. Вдоль стен ее мастерской стоят вешалки с образцами изделий, а на стене у входа — фотографии лучших корсетов. Ощущение, что тебе одним глазком разрешили посмотреть на что-то очень интимное, и даже становится неловко.

По образованию Ника — специалист по связям с общественностью. Ей 28 лет, и шесть из них она живет в дагестанском Каспийске: переехала из Калининграда вместе с мужем-военным.

— Как увлеклась корсетами? В 16 лет мама купила мне первый корсаж (отличается от корсета декоративностью, практически не моделирует фигуру. — Ред.). И хотя он утянул талию всего на два сантиметра, это меня просто восхитило.

Но через некоторое время китайский корсаж разошелся по швам. Вероника купила себе еще один, но и он начал портиться. Тогда девушка нашла мастерицу, сшившую ей корсет по индивидуальным меркам. А получив заказ, поняла, что в корсете почти невозможно дышать. Он был твердый и жесткий.

— В то время я уже работала и училась, активно занималась спортом. Параллельно стала изучать все, что связано с корсетами. Мне очень нравился эффект: очень женственный силуэт.

Но заниматься корсетами вплотную Ника стала только после переезда в Дагестан. Штудировала книги, рассматривала фотографии корсетов, зависала на тематических сайтах…

— Потом поехала на первые свои курсы в Москву и сшила первый корсет. На удивление он получился хорошо, я даже сама не ожидала. Естественно, всем знакомым рассказывала о своей затее, а потом показывала результат. И постепенно у меня появились заказы.

Первый год девушка работала на дому и все делала сама. Потом взяла помощницу, но заказов становилось все больше. Так в 2013 году в Каспийске появилась корсетная мастерская. Как говорит Вероника, единственная на Северном Кавказе и, наверное, самая крупная в России.

Особенности бизнеса по-кавказски

— Муж давно сменил работу. Для многих это удивительно, на Кавказе военную службу бросать не принято, — говорит Ника. — А еще удивляются, что мы до сих пор живем в Дагестане.

Но Ника говорит, что люди везде одинаковые, и привыкала она к местному менталитету недолго.

— Не могу сказать, что жизнь здесь сильно отличается от жизни в других регионах, но, конечно, многое для меня было новым. Поначалу, например, меня удивляли хиджабы, в европейском Калининграде такого не встретить. Среди моих клиенток, кстати, много «закрытых» девочек. Я так понимаю, в исламе приветствуется, когда женщина старается красиво выглядеть для своего мужа.

Пришлось учесть и предпринимательские «моменты». Когда Ника решила продвигать свои изделия, она пошла по стандартной схеме — арендовала рекламный щит. Но вскоре поняла, что в Дагестане лучше действует «сарафанное радио».

— Одна девочка закажет, покажет всем подругам и родственницам, и они потом придут ко мне. Бывают даже случаи, когда одна клиентка приводит по пять-шесть новых заказчиц.

Еще один нюанс ведения бизнеса на Кавказе: местные девушки очень скромные, так что не всегда удается получить фотоотзыв на работу.

— Фотографии в корсетах чаще всего делают без лица. И меня это расстраивает, потому что девушки красивые и хочется увидеть весь образ. Но это желание клиента. Без лица так без лица.

Что делать, если хочется быть стройным, но ты мужчина?

Все корсеты в каспийской студии шьют вручную. Линейки три: простые корсеты, корсеты по индивидуальным меркам и изделия класса премиум.

— В основном мы занимаемся изготовлением бельевых корсетов, — рассказывает Ника. — Они бывают двух видов: индивидуального пошива и стандартного. Первые мы шьем по меркам клиента, здесь я сама контролирую процесс и составляю лекала. Вторая линия — более бюджетная, тут готовые лекала и стандартный набор тканей.

Стоимость стандартных корсетов — 5−6 тысяч рублей. Вещица, сшитая точно по фигуре клиентки, обойдется ей в 20−25 тысяч. А вот цена премиум-корсетов — от 100 тысяч рублей. Рекорд при этом пока 107 тысяч.

— Линией «Премиум» я полностью занимаюсь сама. Там очень много ручной работы: вышивка, другие виды декора. На один такой корсет уходит один-два месяца работы.

А совсем недавно в студии отшили первый мужской корсет — бежевого цвета и с инициалами заказчика. Оказалось, мужчины тоже используют «женские хитрости», чтобы выглядеть стройнее.

— Клиент не из Дагестана, сразу оговорюсь. Молодой человек, который любит красиво одеваться, — рассказывает Ника. — Он заказал комплект: бельевой корсет и подтяжки для носков. Но, думаю, носить он их будет по отдельности, они разные по цвету. Хотя он человек творческой профессии, может и разом все наденет.

Корсеты для звёзд и привет из 1900 года

Корсеты дагестанской студии носят в 16 странах. Но больше всего заказов Вероника все-таки отправляет по городам России: от Калининграда до Владивостока. Среди заказчиц есть и те, чьи имена многим известны — например, визажист Гоар Аветисян и модель Алена Шишкова.

— С Гоар Аветисян вообще была интересная история. Когда мы сшили ей первые два корсета, я не знала, кто это. Гоар и Гоар. Я не хожу по страничкам других пользователей в инстаграме, могу не знать популярных блогеров. Нередко нам пишут сообщения, которые начинаются так: «Здравствуйте, меня зовут так-то и так-то, ну, вы, наверное, меня знаете». Вот с Гоар была примерно такая же ситуация. И только когда она заказывала у меня третий корсет, я узнала, что она известный визажист. А до этого мы ходили на почту отправлять ее заказы, и там сотрудницы удивлялись, видя имя получателя. Сейчас Гоар — моя постоянная клиентка. Так как она девушка крупных форм, смогла оценить корсеты по достоинству.

Еще один факт, распаляющий любопытство, — «исторические» корсеты, подобные тем, что когда-то носили королевские особы и знатные дамы. Такие корсеты можно носить поверх одежды, как декоративные. Вероника показывает на фото на стене:

— Это Queen Mystery, одно из моих первых сложных изделий. Исторический крой, оригинальный, модели 1900 года, который я немного изменила. Там было очень много ручной вышивки. Такой корсет не мог остаться без имени! Сейчас Queen Mystery «живет» в Англии у замечательной модели. Рядом — его аналог для клиентки из Москвы, но назвала я его по-другому, потому что точных копий своих работ не делаю. Queen Glory усыпан стразами — их более двух тысяч, каждый приклеен вручную.

Потому что это круто

Вероника говорит, что корсеты — это, в первую очередь, «не для денег». Но ее хобби выглядит вполне успешным бизнесом. Об оборотах производства, правда, остается только догадываться — Ника цифр не называет. Но говорит, что ее изделия известны на рынке настолько, что их начали подделывать.

Ткани, кружева, ленты, бисер, стразы и фурнитуру Вероника заказывает за рубежом. Где именно — секрет. Место, где из-под швейных машинок в руках мастериц рождается красота, находится тут же, при студии. Но число сотрудниц хозяйка не раскрывает. Тоже — коммерческая тайна. Конкурентов хоть и немного, но они есть.

— Я могу сказать, что в России мы самая крупная и самая известная корсетная компания. А вообще, в стране не больше десяти мастеров, кто занимается пошивом утягивающих корсетов, со всеми я знакома, и мы общаемся. Работаем в разных стилях.

Но у конкурентов, говорит Вероника, обороты совсем не те: «Это скорее камерный пошив».

Вообще, такая вроде бы необязательная часть гардероба, как корсет, оказалась востребованной. Мастерская в Каспийске работает шесть дней в неделю — клиентов много, несмотря на требование предоплаты.

— Я могу иногда не появиться в студии до обеда. Но это не значит, что я не работаю, я работаю дома. Или могу взять с работы корсет и до утра его вышивать. Я еще мужа дома часто спрашиваю: «Как тебе кажется, это кружево сочетается вот с этим цветом?» или «Как ты думаешь, это вишневый или малиновый оттенок?», а он чаще отвечает: «Э-э-э… красный?» Но муж меня всегда поддерживает, говорит, что-то, чем я занимаюсь, — это очень круто.

Кому нужны корсеты?

Бельевые корсеты одинаково подойдут как девушкам «в теле», так и «стройняшкам», утверждает Вероника.

— Очень часто стройные девушки говорят, что корсеты нужны полным. А те считают, что стройным, потому что у полненьких все вывалится из корсета… Но если изделие сшито по меркам заказчицы, нет разницы, какие габариты у его обладательницы. Оно будет красиво сидеть и при талии в 55 сантиметров, и в 95.

С помощью корсета, говорит Ника, можно не просто временно утянуть талию до пропорций песочных часов. Некоторым постоянная носка такого белья помогает похудеть.

— Бюджетная линия имеет утяжку до 10 сантиметров. Она никакого дискомфорта не приносит. Но у нее есть такая особенность: она не моделирует фигуру в дальнейшем. Небольшие объемы уйдут, но новую фигуру она не сформирует. А индивидуальные корсеты могут утянуть талию до 12−15 сантиметров, и они скроены таким образом, то при долгой и регулярной носке фигура меняется — талия становится тоньше.

Но ношение корсета не может заменить занятий спортом для тех, кто хочет иметь подтянутую фигуру.

— Я сама занимаюсь спортом и считаю, что корсет и спортзал не заменяют друг друга. Ты можешь ходить в спортзал, но при этом у тебя не обязательно будет тонкая талия. А от носки корсета не будет подтянутых мышц. В идеале — сочетать.

Сколько корсетов у самой Ники, она сразу вспомнить не может.

— Точно больше пяти. Постоянно я корсет не ношу — теряю от этого вес. Но периодически надеваю — нравится само ощущение корсета.

Анастасия Расулова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка