{{$root.pageTitleShort}}

Фрирайд в Приэльбрусье: инструкция для начинающих

Без чего не обойтись фрирайдеру, как выбрать гида и где покататься на Эльбрусе и Чегете — курортах, популярных среди тех любителей горных лыж и сноуборда, кто сменил обычные трассы на дикие склоны
977

— Фрирайд становится все более популярен: в сезон — с декабря по март — у нас работа почти каждый день, если погода позволяет, — рассказывает Тимофей Ногин, райдер, гид-инструктор в Приэльбрусье. — В России горнолыжный спорт развивается, уже много людей чувствуют себя уверенно на склонах и хотят повысить уровень, освоить более сложные спуски. К тому же на подготовленных трассах тесно — много новичков, а по дикой дороге можно ехать свободно, там в тебя никто не врежется.

Тимофею 37 лет, в горнолыжном спорте с 20: сначала освоил сноуборд, потом лыжи. Ради увлечения переехал из Армавира в Приэльбрусье — это самое популярное среди фрирайдеров место на Северном Кавказе. Три года катался по обычным трассам, затем перешел на фрирайд, но называет себя осторожным лыжником. Говорит, что в опасные места больше не лезет и другим не советует. У него мы и расспросили, как освоить фрирайд безопасно и интересно.

Как правильно начать?

Главное — не переоценить свои силы и навыки.

— Нет формулы: 2−3 года на подготовленных трассах, а потом можно идти во фрирайд. Иногда приходит клиент, говорит: «Я уже пять лет катаюсь!». Только он катается по 1−2 недели в сезон, а остальное время сидит в офисе. Отходишь с ним от трассы и видишь, что он не готов, — говорит Тимофей.

Гиды не любят брать в группу неуместно смелых «чайников». Во-первых, это большой риск — в опасной ситуации неопытный клиент промедлит с выполнением команды инструктора и попадет в беду. Во-вторых, ему самому будет тяжело и неинтересно.

— Если ты готов для фрирайда — ты сам это почувствуешь, — в духе восточной философии объясняет гид. — Лучше всего переходить на фрирайд, когда на трассе стало скучно. Да, если стало скучно на «зеленом» и «синем» склоне — это не значит, что нужен фрирайд. Наверно, нужна «красная» трасса. А если скучно на «красной» и очень хочется попробовать фрирайд, идите советоваться с инструктором.

Где найти хорошего инструктора?

— В Приэльбрусье десятки инструкторов! Но хороших — не больше десяти на Эльбрусе и трое-четверо на Чегете. Их можно называть и гидами — они хорошо знают гору и отслеживают погоду. Приезжему кажется, что лежит нормальный снег, а на самом деле это опасное место, там из-за температурных колебаний образовались «снежные доски». Это как многослойный бутерброд — снег-лед-снег-лед… Такая «доска» — зародыш лавины. Если выехать в это место — сорвется масса снега.

Тимофей не советует ориентироваться на «фирмы» и «школы фрирайда»: громкие названия — просто маркетинговый ход. В Приэльбрусье одна большая райдерская тусовка, просто один райдер-гид завел сайт, придумал название для фирмы, а другому достаточно инстаграма и «сарафанного радио».

Что почем

  • прокат снаряжения — 1000 руб. в день
  • покупка своего снаряжения — от 20 000 руб.
  • услуги фрирайд-инструктора — 2500 руб./день
  • хели-ски (аренда вертолета) — 55 000 руб. с человека/день

— Если у меня группа 4−5 человек, я могу повести их один. Если 10 — беру еще одного-двух инструкторов. Вот и получается «школа». А если один из гидов-помощников — спасатель на канатке, то можно заявить: «Нас сопровождает профессиональный спасатель!» В общем, это просто реклама, — уверяет Тимофей.

А вот следующие правила выбора хорошего гида универсальны: фрирайд-инструктор должен знать местность («Спросите про опыт катания именно в этих горах»), следить за тем, чтобы у всех клиентов было нужное снаряжение, и привлекать помощников в большую группу.

— Если инструктор ведет клиентов без специального снаряжения — уходите. Если знаете, что высокая лавиноопасность, а он готов вести группу — то же самое. И обращайте внимание на количество людей: если гид собирается самостоятельно вести целую толпу — откажитесь. Один инструктор не может уследить за группой больше 5 человек.

Цена тоже может служить показателем. Стоимость одного спуска с инструктором — 2000 рублей. День работы гида — 2500 рублей, включает три спуска. На горе никто из постоянных местных гидов не станет демпинговать, насторожитесь, если вам предлагают дешевле.

Что нужно для фрирайда?

Помимо лыж или сноуборда нужны лавинный датчик (прибор для поиска людей в лавинах), щуп-лопата, горнолыжный шлем и защита для спины. В продаже есть специальные «черепахи», похожие на доспехи, но чаще под защитой понимают обычный рюкзак, способный смягчить удар.

Все снаряжение для фрирайда можно взять в пунктах проката у горы — здесь их много. Те, кто катается постоянно, покупают свое.

— Лыжи и доска — для фрирайда другие. Есть специальные сноуборды с геометрией для внетрассового катания, у них «морда» поднята. А лыжи — более широкие. Бывает, приезжают новички кататься на трассах, а у них лыжи для фрирайда, это значит, что им в магазине «впарили» дорогую модель, — добавляет гид.

Какие маршруты есть в Приэльбрусье?

В Приэльбрусье разведаны десятки маршрутов с разных сторон Эльбруса и Чегета: есть и легкие тропы («для новичков и девочек», — говорят гиды), и крутые склоны, которые напугают даже бывалых райдеров.

— Каждый маршрут можно проехать, скажем, пятью разными способами. Из легких — от обсерватории в Терсколе, там высота 3200 метров, — объясняет Тимофей.

Большинство популярных маршрутов начинаются недалеко от Приюта (гостевого дома для альпинистов) или последней канатной станции — отходишь от трасс и едешь по лесу. Самые сложные маршруты — на севере Чегета. Тут и склоны круче, чем на Эльбрусе, и лавины сходят чаще. Самая опасная дикая трасса — кулуар «Гранде», крутая снежная ложбина, сужающаяся внизу.

— Когда стоишь на старте, кажется, что под тобой вертикальная стена. Это место только для очень уверенных райдеров, и то, бывает, приходится их чуть ли не выталкивать. Там можно уйти в «молотки» — это когда ты летишь вниз кувырком: голова-ноги, и периодически чиркаешь лыжами о снег. Со мной такое было, — делится гид.

Добавляет: все маршруты здесь красивые — такие живописные места не увидишь, катаясь по подготовленной трассе. По лесу разбегаются туры, над головами летают грифы-бородачи — настоящая дикая природа.

Что касается других курортов, то хорошие маршруты есть в Домбае. На Архызе фрирайд только зарождается.

Насколько это опасно?

Фрирайд — экстремальный спорт. Неважно, «чайник» ты или опытный, — каждый раз, когда едешь кататься фрирайд, ты должен отдавать себе отчет, что можешь там и остаться, говорят райдеры.

— Несколько лет назад на соревнованиях по фрирайду «Эльбрус Опен» погиб организатор Эльдар Золотарев, — вспоминает Тимофей. — Накануне спасатели подготовили место. И вдруг в начале гонки наверху отломился «карниз» снега. А потом еще две «волны» сошли. Эльдар стоял рядом с местом схода снега, а его лавинные датчики были у товарища, который отошел недалеко.

С другой стороны, и на простом маршруте можно попасть в передрягу.

— В прошлом году я ехал с Азау и подрезал лавину — я ее заметил, но нужно было переехать место. В таких случаях ты заезжаешь и режешь ее по диагонали. Надо уметь! Спасатели, допустим, так подрезают их после каждого снегопада — такая у них работа. Так вот — тогда из-под меня пошла мокрая лавина вперемешку с камнями — было очень стремно, — признается Тимофей.

Как добраться на старт?

Забраться на гору можно по канатной дороге, с помощью вертолета (хели-ски) и бэккантри.

С канатной дорогой все просто — последняя станция находится на высоте 3900 метров, ближайшие маршруты в пешей доступности, а еще можно подняться на ратраке до Приюта — 4200 метров.

Вокруг много ущелий, где нет канатных дорог. Поэтому лыжники ходят вверх пешком, это называется бэккантри. Кстати, не всегда это вынужденное мероприятие, для некоторых любителей треккинга это отдельное, самостоятельное удовольствие.

— Мой любимый пеший маршрут к пику Трапеция на хребте Адыл-Су занимает 6 часов. Там очень красивые виды! Идем на лыжах, с рюкзаками. Для бэккантри на лыжи надевают специальные крепления, чтобы они не скатывались назад. А раньше райдеры носили для этих целей камусы — оленьи или конские шкуры, которые крепятся к нижней части лыж.

Хели-ски в Приэльбрусье не развит: нет пункта продаж этой услуги. Небольшие горные вертолеты прилетают из Кавминвод со своими клиентами.

Где заказать хели-ски?

— Если вы приехали на Эльбрус и внезапно захотели попробовать хели-ски — ничего не выйдет. Тур надо планировать заранее — лучше за полгода. Бывает, удается найти место за неделю, но редко, — рассказывает Николай Веселовский, гендиректор московской фирмы «Вертикальный мир», которая проводит однодневные и многодневные хели-ски-туры в кавказских горах.

В интернете много предложений хели-ски на Кавказе — на сайтах турфирм перечислены все горнолыжные курорты, но по телефонам активно предлагают Красную Поляну в Сочи, а на Эльбрус, оказывается, полеты не организовывают.

— Мы продаем однодневные туры в Архыз. Там склоны для фрирайда находятся далеко от основных трасс, к ним невозможно добраться на канатке и ратраке, поэтому иногда заказывают вертолет. А в Приэльбрусье и Домбае есть места для дикого катания на самих курортах, поэтому там нет нашего потребителя, — объясняет Николай.

Впрочем, раз в год фирма проводит недельный хели-ски-тур от Северной Осетии до Красной Поляны — и в программе есть Приэльбрусье.

Схема такая: купить место в горном вертолете можно через московскую компанию. Вертолеты вылетают из пригорода Пятигорска — с москвичами работает частная вертолетная компания «Хели Экшн». Сами пилоты хели-ски-туры не продают.

Стоимость тура на райдера — 55 000 рублей в день. Тур включает пять спусков с горы. Клиентов забрасывают на старт, они спускаются, за ними летит вертолет и снова забрасывает на гору. В вертолете 3−4 клиента, пилот и инструктор.

— К фрирайду, действительно, высокий интерес, — соглашается Веселовский, — но не хели-ски. Услуга дорогая, не массовая… Я даже не могу сказать, что есть рынок хели-ски. В России, может, 500 человек работают в этой сфере — я говорю и про организаторов, и про пилотов горных вертолетов, и про авиакомпании.

Что думают спасатели про фрирайдеров?

Местные райдеры в Приэльбрусье дружат с курортными спасателями — теми, кто работает на подготовленных трассах и канатной дороге. Последние часто подрабатывают инструкторами. А вот с Эльбрусским высокогорным поисково-спасательным отрядом МЧС, дислоцированным в поселке Терскол, у фрирайдеров отношения напряженные.

— Честно говоря, мы с ними постоянно воюем. Бывает высокая опасность схода лавин, а инструктор все равно ведет группу кататься вне трасс. 3 февраля команда шла от станции Гарабаши (верхняя станция канатной дороги на Эльбрусе. — Ред.)к ущелью, попала под лавину, один человек погиб… Думаете, мне приятно отправлять своих ребят на спасательную операцию в лавиноопасное время? Их друзья — курортные спасатели могут не пойти. А мы обязаны откапывать, рисковать своей жизнью, — объясняет свою позицию Абдуллах Гулиев, начальник отряда.

В прошлом году в Приэльбрусье погибли 48 человек. Еще двое официально считаются пропавшими — их тела не найдены. Травмы получили 600 человек.

— Вывихи, ушибы, переломы случаются обычно на трассах. А погибшие — чаще фрирайдеры и участники восхождений на вершину Эльбруса. В советское время спасатели могли в плохую погоду запрещать восхождения, снимать лыжников с диких трасс. В 90-х нас этого права лишили. Если восходители еще регистрируются в нашем отряде и мы можем их предупредить: «Ребята, погода плохая, не рискуйте», то райдеры проходят мимо нас.

При этом сам Абдуллах, как и многие другие спасатели МЧС, катается вне трасс. Но фрирайду не учит. Он вырос в Приэльбрусье, с 6 лет встал на лыжи. Хорошо знает гору и влияние погоды на местный снег. Говорит, этот зимний сезон — не самый безопасный.

— Есть такое понятие — «холодная зима», или «черная зима». Сейчас как раз «черная» — в декабре прошли снегопады, а теперь снега мало, но стоит крепкий мороз. В лесах лежат «снежные доски»… Сезон фрирайда еще не закончен, много групп проходит в феврале-марте.

Автор видео: Тимур Басыров

Анастасия Степанова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка