{{$root.pageTitleShort}}

Голубая кровь райцентра Хунзах

В Дагестане много интересных мест, но если вы хоть что-то слышали о культуре и истории этого региона, вы непременно захотите посетить Хунзах — древнюю столицу Аваристана, родину воинов и поэтов
30976

Селение Хунзах находится в самом сердце горного Дагестана на живописном Хунзахском плато — на высоте 2000 метров над уровнем моря и в 140 километрах от Махачкалы (с учетом горных дорог это 2 часа пути от аэропорта и 2,5 часа — от столицы республики).

Прекрасная природа и богатое историческое прошлое делают этот маршрут привлекательным для туристов — недаром здесь планируется построить курорт «Матлас». Самые интересные достопримечательности Хунзаха и его окрестностей нам показал коренной житель селения, историк-краевед, директор Дома детского творчества и настоящий кузнец Магомед Раджабов.

Каньон Цолотль и его водопады

Главное украшение района — каньон Цолотль, буквально раскалывающий Хунзахское плато. В него низвергаются два водопада, образуемые реками Тобот и Итлятляр. Мощность и цвет водных потоков меняются в зависимости от времени года и погоды. Максимально наполненными они бывают летом, когда тают ледники в горах, а в верховьях рек идут ливни.

Если встать на краю каньона, перед вами откроется захватывающий вид на окрестные горы. Ты словно стоишь на вершине мира. Чувство усиливается, когда снизу — из скал — мимо тебя в небо взмывают огромные орлы с трехметровым размахом крыльев. Водится тут и белоголовый сип не менее внушительных размеров. Птицы не слишком пугливы, дают рассмотреть себя, паря спокойно и величаво.

Вай-фай и пушки

В Хунзахе сейчас живет чуть более 4 тысяч аварцев — представителей самого многочисленного из этносов Дагестана. На улицах множество родников, облицованных камнем, — они словно спрятаны в небольших домиках. Один родник поразил нас: он тек прямо из огромного дерева.

В селе сохранились мощенные камнем улицы. Проходя по ним, так и ждешь, что из-за поворота сейчас появится горянка с кувшином на плече или джигит на коне. Но времена уже не те, молодежь предпочитает сидеть в парке, где, кстати, есть бесплатный вай-фай, а по вечерам включают музыку. Деревянные беседки так и манят отдохнуть. Местные жители по-кавказски приветливы и всегда готовы пообщаться, хотя туристы тут уже не редкость.

Один из скверов в селе украшен каменными шарами идеально круглой формы. Точно такие же шары, найденные в Коста-Рике, вызвали среди ученых споры по поводу их происхождения. В Хунзахе на этот счет есть своя теория.

— Мне рассказывали, что в заброшенном селении Шахада имеется такой же, но расколотый шар, в его центре отчетливо видна окаменевшая «улитка», — говорит наш гид.

Возможно, аммониты имеются в каждом шаре, которые стали чем-то вроде каменных саркофагов для древних моллюсков.

А у входа в сквер стоят две огромные чугунные пушки времен кавказской войны. Судя по надписям на них — производства Каменского завода 1844 года.

Мечеть Абу-Муслима

В селении есть несколько старинных кладбищ, где похоронены известные исламские ученые. Их могилы стали зияратами — местами поклонения.

Но чаще всего паломники приходят в старую мечеть, где похоронен великий шейх Абу-Муслим, некогда исламизировавший Аваристан. В мечети хранятся древние рукописные Кораны.

Камень в старой мечети

Между прочим, наш гид Магомед Раджабов, знающий своих предков до семнадцатого колена, утверждает, что история его рода напрямую связана с биографией шейха.

— Предок мой был христианским священником, о чем даже имеется запись в коптском монастыре в Египте. Там хранится книга, и в ней указано, что в XIV веке у народа Хунзу был епископ, звали его Окропирий, что значит Златоуст. Он-то и был первым, кто прислушался к призыву шейха Абу-Муслима, стал его сподвижником. Тот подарил ему землю и построил дом около своего, рядом была возведена мечеть, к тому же шейх выдал свою сестру за его сына. Так и началась история нашего рода. Все мои предки были исламскими учеными — алимами, а кто за другое дело брался — у того, как гласят предания, работа не шла. Потому прозвище нам дали Алимчуевы, то есть «алимов род».

Перед мечетью располагается годекан — место, где мужчины села издревле собираются и обсуждают злободневные и не очень темы. А неподалеку — родник. Местная молва гласит, что такое удобное местоположение позволяло мужчинам без помех присматриваться к ходящим по воду горянкам и выбирать, к какой из них посылать сватов.

Стоянка первобытных людей

Сколько лет Хунзаху — доподлинно неизвестно: то ли два тысячелетия, то ли больше. Но первые люди заселили плато еще в каменном веке.

— Я был первым, кто обнаружил здесь, на берегу каньона, древнейшую стоянку — каменные орудия, наконечники, — рассказывает Магомед Раджабов. — Потом, узнав о моей находке, из Москвы и Красноярска приехали ученые, провели раскопки и подтвердили, что это первобытная стоянка.

Магомед демонстрирует нам сборник со статьей профессора Хизри Амирханова «Хунзахская стоянка — памятник верхнего палеолита в Центральном Дагестане».

Но, к сожалению, на месте раскопок смотреть оказалось нечего. Здесь уже успели построить дом. Правда, в обрыве неподалеку после дождей иногда еще находят каменные фрагменты орудий труда первобытного человека.

Золото Сарира

Магомед Раджабов участвовал и в других раскопках, которые проводились на горе Акаро в 1982 году. Археологи искали Хумрадж — столицу древнего государства Сарир, существовавшего на территории современных Дагестана, Чечни и Ингушетии в VI—XI вв.

— Мы нашли остатки древней крепости: фундамент оборонительной стены от одного края горы до другого, остатки церкви, камень, который клался под ворота. Удивительно, что церковь была покрыта поливной керамикой. Сама крепость подробно описана древними арабскими путешественниками Ибн Рустой и Аль Масуди, которые побывали в Хунзахе в IX и XI веках. Они же указывают, что царь Сарира и его приближенные — христиане, остальные же язычники, поклоняются сухой голове — черепу, — рассказывает наш гид.

В 1960-х годах из остатков этой крепости, видимо не зная их исторической ценности, местные жители построили домик при телевышке.

Зато над каньоном сохранилось странное сооружение из каменных плит. Магомед Раджабов говорит, что именно здесь когда-то очень давно приносились человеческие жертвы «сухой голове». Поблизости находились пещеры, где, по рассказам стариков, на полочках рядами стояли черепа. Правда, сейчас эти пещеры засыпаны.

Еще одна загадочная пещера спрятана где-то на склоне горы Акаро.

— Там есть какая-то дыра, закрытая плитой. Если приподнять ее, идет дождь. Так мне рассказывал один человек, он у нас следил за погодой, пока не умер, — почти серьезно говорит Магомед. — Но пещеру никому не показывал.

В древних источниках, рассказывающих о государстве Сарир, упоминается, что у царя в крепости Акаро было два трона — серебряный и золотой. Согласно легенде, золотой трон прислал сюда иранский правитель Хосров Ануширван, тот самый, что построил крепость и стены в Дербенте. Зачем прислал — не вполне понятно, может, сделал заначку на черный день, а может, подарок царю Сарира Сахибу, который слыл волшебником. По другой легенде, золотой трон принадлежал Александру Македонскому — завоевывая весь мир, он не обделял вниманием и Кавказ.

Легенды легендами, но в Хунзахе верят, что где-то в этих местах спрятано золото сарирских царей.

Аранинская крепость

В отличие от Акаро, Аранинская крепость, построенная в 1867 году в селе Арани в двух километрах от Хунзаха, сохранилась до наших времен. Когда-то в ней останавливался на ночлег император Александр II. Площадь крепости — три гектара, здесь расположен военный городок для пограничников, военно-исторический музей, военкомат и больница. А после реконструкции, на которую выделяют миллиард рублей, там планируется открыть еще и школу юных кадетов.

В Дагестане каждый первый гордится своими предками и уверяет, что происходит из знатного рода. Но даже на этом аристократическом фоне про хунзахцев говорят — «голубая кровь».

— Столичное прошлое сильно сказалось на жителях нашего села, на их мироощущении, отношении к окружающим, на характерах, целеустремленности, манерах, — подтверждает Магомед Раджабов. — Здесь всегда жили свободные, творческие, жадные до знаний люди. Если человек свободен, он же совершенно иначе развивается. Но на самом деле прямых потомков правившей в Хунзахе династии не осталось. Во время междоусобицы в 1834 году правительница Хунзаха Баху-Бике и все ее дети были убиты. Зато самый чистый аварский язык, признанный литературным, зародился и в исключительной чистоте сохранился именно тут, и мы все на нем говорим.

С царских времен хунзахцы были членами правительства, общественными деятелями, учеными. А нынешний глава района Саид Юсупов два года назад победил во всероссийском конкурсе «Лучший муниципальный служащий». Кстати, наградами отмечен и сайт муниципалитета.

В Хунзахе во все времена располагались военные гарнизоны — такое уж у него стратегическое положение. И местные жители до сих пор являются преимущественно воинами — служат в местном погранотряде.

Сельским хозяйством и скотоводством современные хунзахцы занимаются все меньше и меньше. Хотя мы видели на перегоне довольно большое стадо овец. Часто встречали лошадей. Причем не только в поле, но и пасущимися возле домов прямо в Хунзахе. Еще в прошлом веке здесь зародилась традиция проводить ежегодные скачки, посвященные Дню Победы, но всплеск конезаводчества произошел недавно. В местном медресе даже стали обучать мальчиков верховой езде. А житель соседнего села Гонох завел табун в 150 голов.

Аварские Афины

В четырех километрах севернее Хунзаха расположено маленькое селение Цада, над которым возвышается памятник «Белые журавли». Это родина Расула Гамзатова, прославленная им в стихах.

…Аул Цада — аварские Афины,

Теперь не часто видимся мы с ним.

Но стоит прилететь гостям ко мне,

Везу в Цада их, ибо нет сокровищ

Дороже для меня среди становищ

И звезд в одноплеменной вышине.

Здесь же родился и жил другой великий поэт, отец Расула, — Гамзат Цадаса. Их дом ныне стал музеем, в котором сохранен дух ушедшей эпохи. В углу одной из комнат лежит молитвенный коврик с надписью «Расул Г.» и стоит деревянная подставка для чтения Корана. А с веранды на втором этаже открывается великолепный вид на окрестности.

В Хунзахском районе, в селе Гиничутль, родилась и яркая дагестанская поэтесса Фазу Алиева.

Мочох и хоббиты

Следующая наша цель — Матлас, будущий туристический центр. К нему ведет отличная (за исключением одного участка) дорога, обсаженная молодыми елочками. Говорят, по ним можно представить количество бюджетников в районе, так как закупались деревья на пожертвования госслужащих.

Почти всю дорогу нас сопровождает река Тобот, по берегам нередко встречаются рыбаки. Но самая лучшая рыбалка — на озере Мочох, расположенном в часе езды от Хунзаха. Оно образовалось во время оползня в 1963 году. Огромная скала, отколовшись от горы, восемь суток ползла вниз, пока не перекрыла ущелье, где текла речка. Перед этой каменной плотиной и образовалось озеро длиной 1,3 километра и шириной от 30 до 400 метров. Глубина достигает 60 метров. Вода прозрачная и холодная, летом едва нагревается до 20 градусов. Местные жители уверяют, что форель, завезенная сюда из озера Кезеной-Ам, прижилась очень хорошо и набирает вес гораздо быстрей, чем на родине.

Фанаты Толкиена утверждают, что места вокруг Матласа напоминают им Шир — страну хоббитов. Магомед Раджабов к толкиенистам не относится, тем удивительней был его рассказ о четырехпалом следе, который он нашел на склоне каньона.

—  Длина — больше полуметра, ширина 40 см. Как увидел, сразу вспомнил сказку про одноногого карлика с огромной ступней, — говорит Магомед.

Скептикам советуем пока воздержаться от комментариев, а приехать и спуститься в каньон. Наш гид говорит, что след отпечатался в камне, так что его и сейчас можно найти — только нужен запас времени и хорошая физическая форма.

Матлас и эльфы

Немного не доезжая до Матласа, останавливаемся у Ханских бань. Это природные ванны у реки, спрятанной от дороги за высокими скалистыми берегами. Каменные купели расположены одна за другой, и трудно поверить в их нерукотворную природу. Именно сюда приезжали купаться жены и дочери аварских ханов. Невзирая на высоту берегов, скрывающих купальщиц, в «банные дни» воины, сопровождавшие женщин, перекрывали всю близлежащую местность.

Мимо нас проезжает маршрутное такси с туристами. По данным местного турагентства, в теплое время года Хунзахский район с однодневными турами посещает в среднем 40 туристов в месяц: местные, приезжие, иностранцы.

Подъезд к будущему курорту перекрыт шлагбаумом, так что дальше идем пешком. Слева слышится шум воды. Огибаем скальный выступ — и останавливаемся, потрясенные грандиозным зрелищем водопада.

Дальше нам открывается небольшая долина, где, собственно, и планируют построить туристический комплекс. Пока здесь ничего нет, кроме красивых видов и мемориала в честь Льва Толстого и наиба Хаджи-Мурата. Две мраморные глыбы — символ мощи этих двух людей — идеально вписываются в горный пейзаж.

Пересекаем долину и в расщелине между скал видим лестницу из каменных плит, ведущую вниз. Впереди поворот, так что невозможно разглядеть, куда ведут ступени. Начинаем спуск в темное узкое ущелье. Кругом отвесные скалы, высоко вверху — небо. Ступени заманивают все ниже и ниже… Очень напоминает путь в Ривенделл, где эльфы прятались от Саурона.

Но вот впереди показался выход — и самый прекрасный из возможных видов. Пройдя чуть дальше по узкой горной тропе, встречаем еще один, самый популярный среди местных водопадов — Матласский. В зимнее время он замерзает, образуя ниспадающий ледник абсолютно сюрреалистического вида, на котором проводят соревнования по ледолазанию. Он оборудован лестницей со смотровыми площадками, с них можно любоваться водопадом на всей его протяженности. Это поистине эксклюзивная и экстремальная фотозона.

Батлаич

И, наконец, последний пункт нашего маршрута — гостевой этнодомик в селе Батлаич. Честно говоря, пока мы ехали по селу, а затем пешком шли по непроезжей древней улочке к старым воротам, у которых вольно росла непримятая трава, мы совсем не ожидали увидеть что-то впечатляющее. Но ошибались. Старая сакля с арочной верандой, с ковром ручной работы на стене и сидящей перед ним пожилой горянкой словно перенесли нас в прошлое. Или в сказку.

Кажется, время тут замерло, но ощущения музейности нет — все не просто настоящее, но действующее, все можно пощупать. Кружевные простыни, самотканые ковры, сапоги и шинель хозяина, будто только вчера снятые и оставленные тут до утра, уютная бело-голубая кухонька с тазиками, поставцами, занавесочками.

Такие гостевые дома открыты во многих дагестанских селах — в целях развития туризма. По идее организаторов, в них можно остановиться как в гостинице. Домик в Батлаиче обставляли всем селом, присматривает за ним горянка Патимат. Тут можно отдохнуть и поесть — вас накормят блюдами национальной кухни, но переночевать, к сожалению, не получится. Слишком холодно и нет воды. Возможно, со временем старый дом оснастят современными удобствами, но пока такая реконструкция местным жителям не под силу.

Тем не менее туристы с удовольствием заворачивают в Батлаич — посмотреть и сфотографироваться на модном этнофоне.

Лейла Наталья Бахадори

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка